ирис

Старый район Тель Авива

Посвящается дню рождения Тель Авива

Тель-авивские харчевни,
забегаловок уют,
где и днем, и в час вечерний
хумус с перцем подают.
Где горячие лепешки
обжигают языки,
где от ложки до бомбежки
расстояния близки.
Б. Окуджава


В прошлом моем посте о примечательных местах Тель Авива мне указали, что я не упомянула о районе Неве Цедек, который тоже желательно показать туристам.
О Неве Цедек я имела смутное представление. Я только знала, что там находится центр сценических искусств Сюзан Даляль и, кажется, американская колония с Бейт Эммануэль. Сюзан Даляль оказался, действительно, в Неве Цедек, а вот американская колония находится к юго-западу в Яффо, в полукилометре от тех мест, где я бродила пару недель назад в неожиданно выдавшийся мне выходной день.

Но собиралась я не в Неве Цедек, а захотелось мне выяснить, не открыли ли наконец уже проход по бульвару Ротшильда, бывший закрытым из-за строительства с тех пор, как мы переехали в Тель Авив. Я мечтала по этому бульвару пройти до моря. Ха-ха-ха!

Collapse )

И вот когда я стала выяснять, что за первопроходцы, мне открылась невероятная история освоения этой земли и строительства нашего города. Сейчас, сейчас у вас захватит дух от причастности к истории!

Итак, я подошла к памятнику первому мэру Тель Авива Меиру Дизенгофу (он же Меер Янкелевич, он же Мирон Яковлевич), одному из двух конных памятников в Израиле. Он установлен на фоне его дома, где он прожил с 1910 года до самой смерти. Дом сейчас реставрируется, как видно.
Collapse )

Вид на Неве Цедек нынче
ирис

Роберт Робинсон. "Черный о красных"

Книга (автобиография) чернокожего американца "Чёрный о красных: 44 года в Советском Союзе", попавшего в 1930 году как технический специалист в СССР и, в отличие от остальных сгинувших в 30-е годы иностранцев, выжившего и сбежавшего в 1974 году обратно в свободный мир, написана в 1987-1988 годах (русский перевод 2012).
Я прочитала ее в один присест по подсказке snow_alis, которую нашла в Дайджесте Наталии.
Книга написана упрощенным языком: предложения как бы нарочито краткие, но ясные, эмоционально и информативно насыщенные. Сюжет, сами понимаете, сплошь детективный: выжить иностранцу в эпоху сталинских чисток - для этого нужно было что-то особенное.
Сразу скажу, что ему помогли несколько факторов: жестокая школа выживания негра в Америке, когда всеми порами чувствуешь опасность, непоколебимая вера в Бога и... само Провидение, наверное. Ноосфера, так сказать. Или судьба... И отзывчивые русские люди.

Книга, во всяком случае, для меня, - делится на три части. Первая часть - рассказ о детстве, юности, начале карьеры фрезеровщика на заводе Форда в Америке и переезд в СССР. Первые главы об СССР занятны для нас: как в фильме Смирнова "Француз" советская действительность подается глазами иностранца, так и тут свежий взгляд афроамериканца, только это не близкий нам конец 50-х, а начало 30-х.
Эта часть невероятно эмоциональна и захватывающа, в ней много неожиданных деталей.
Вторая часть - выживание в условиях тотального контроля, голода, холода, чрезмерной работы, войны. Для нас все это известные вещи. Тем не менее здесь есть несколько пронзительных эпизодов, один из которых - слезы врача, увидевшего перед собой живой скелет после долгих лет хронического недоедания...
Третья часть, начиная с 1945 года - постоянные попытки уехать за границу. Вначале к умирающей матери, затем просто домой. Она также читается с сильно бьющимся сердцем, вплоть до момента, когда его, уже прошедшего все контрольно-пропускные пункты, вытаскивают из аэропортовского автобуса...

Collapse )
ирис

Украшать все вокруг себя своими руками

Именно эта черта, среди прочих, особенно импонирует мне в литовцах. В свободное от работы и бытовых хлопот время не лечь на диван перед телевизором или с книжкой, не пойти к соседке поболтать, а что-то мастерить своими руками.
Пенсионерка Онуте Казакявичене из деревни Пильвишкес (Сувалькия) вяжет. Ей нравится вязать разноцветные пасхальные яйца, которыми она украшает перед Пасхой растущую у дома яблоню. А в этом году она начала "обвязывать" свой собственный дом: уникальный даже для Литвы случай.



Украшать деревья - рождественские ли елки или яблоню на Пасху - обычай, восходящий к язычеству; в Литве эти традиции еще сильны. Эту яблоню украшают 800 вязаных яиц. Чтобы обвязать дом, Онуте нужно связать 5000 яиц. В год она вяжет до 250 яиц. Все началось 10 лет назад. Сначала она повесила на деревце 9 вязаных яиц. "Зимой, - говорит она, - я больше ничего и не делаю, только вяжу. Это успокаивает, но и очень утомляет, болят руки прямо до слез. Но зато, когда повешу, такая отрада! Сердце просто ликует".

Collapse )
ирис

Только что начался 16 международный конкурс пианистов имени Артура Рубинштейна

Первые два тура проходят онлайн, в финале будут приглашены финалисты лично.
Следить за конкурсом, слушать конкурсантов: https://live.arims.org.il/portal/free-video-event/1

U. D. Серебряная медаль, румын, сыграл тут прекрасно Картинки с выставки. Первое и третье место - отстой и смех. Извините.
ирис

Макеты синагог в Музее университета

Оттомар Шолем и Авраам Леверейн
Надвинув зеленые шляпы в субботу спешат
С утра в синагогу а рядом полощется Рейн
И склоны внизу рыжиною оплел виноград
Гийом Аполлинер


На протяжении ряда лет я была постоянной посетительницей Музея Диаспоры, что на территории Тель Авивского университета. Там проходили лекции по искусству, вопросам иудаизма, в основном, связанными с искусством, и экскурсии по экспозициям музея.
Музей Диаспоры в Тель Авиве был создан в мае 1978 года как противовес музею Холокоста в Иерусалиме. Если иерусалимский Яд Вашем, национальный мемориал Катастрофы (Холокоста) и Героизма создавали с целью увековечить память о евреях — жертвах нацизма в 1933—1945 годах и о разрушенных еврейских общинах, то Тель Авивский музей диаспоры - с целью показать, благодаря чему и каким образом удалось выжить за многие века, тысячелетия изгнания. То есть это тоже был музей героизма. Был - потому что сейчас он полностью реорганизован.

Вход в здание музея.

Музей диаспоры на момент создания был самым инновационным музеем мира. В нем не было ни одного артефакта, ни одного подлинного документа. В нем впервые были представлены новаторские на тот момент аудио-визуальные дисплеи, компьютерные средства, бывшие в те времена в новинку. Основными экспонатами стали макеты. Макет римской триумфальной арки, макет традиционного пасхального седера, рисунки костюмов евреев разных стран и профессий, кораблей, на которых они бежали с насиженных мест, визуальные рассказы о жизни общин, сопровождаемые цитатами из Ветхого Завета; наконец - макеты синагог.

Краткое содержание:Сардис, Филадельфия, Кайфэн, Толедо, Вильнюс, Амстердам, Венеция, Прага, Вормс, Москва

Collapse )