in_es (in_es) wrote,
in_es
in_es

Category:

14-й международный конкурс пианистов им. Артура Рубинштейна

В Тель Авиве начался 14-й международный конкурс пианистов им. Артура Рубинштейна. О конкурсе: http://il4u.org.il/blog/about-israel/culture/v-tel-avive-startoval-mezhdunarodnyj-konkurs-pianistov-imeni-artura-rubinshtejna
Председатель судейской коллегии – проф. Арье Варди из Hochschule für Musik в Ганновере и музыкальной школы имени Бухмана-Меты при Тель-Авивском университете, а в составе жюри такие значимые фигуры в мире музыки фигуры, как американские пианисты Сергей Бабаян, Йохевед Каплински, Александр Корсантия (кстати, золотой призер конкурса Рубинштейна 1995 года); израильтянин Эммануэль Красовский, американский пианист и музыковед Роберт Левин, профессор варшавского музыкального университета Петр Палечны, французская пианистка Сесиль Уссе, Даеджин Ким из Южной Кореи, один из самых известных итальянских пианистов и дирижеров Андреа Бонатта, Мартин Энгстрём из Швеции, профессор фортепиано в École Normale de Musique в Париже Рамзи Ясса, известный американский пропагандист классической музыки Авадагин Пратт.

Архивные записи участников первого тура можно послушать и посмотреть тут: http://www.culbyt.com/rubinstein/textid:289/

Я слышала живьём следующих участников:
Веронику Бохмову (28 лет, Чехия)
Леонардо Колафеличе (18 лет, Италия)
Лю Шена (28 лет, Китай)
Сёнг Чжин Чо (20 лет, Южная Корея)
Нозоми Накагири (26 лет, Япония)
Арсения Тарасевича-Николаева (21 год, Россия)
Сергея Соболева (32 года, Россия)
Илью Кондратьева (25 лет, Россия)
Чу Юэ (30 лет, Китай).

Все пианисты прекрасно владеют инструментом, уровень очень высокий. Все участники уже успели стать призёрами других конкурсов, многие - нескольких.
У Вероники Бохмовой прекрасный "аппарат", великолепные руки изумительной красоты, блестящая техника. Жаль, что ей нечего сказать, или жаль, что она не чувствует музыку, которую играет.
Леонардо забыл свой пиджак перед выходом на сцену, и публика пару минут ждала, пока он за ним бегал. Он вылетел на сцену и раскланялся совсем по-итальянски. Сел и заиграл. И зал замер в восторге. Он играл МУЗЫКУ. Он ее чувствует как композитор, не как пианист. Он не изображает пианиста на сцене, а раскрывает нам произведение, которое как бы рождается на наших глазах. Очень редкое свойство. Это большой музыкант уже сейчас.
Лю Шен, ученик одного из членов жюри, прекрасно владеет инструментом, у него хороший звук, но Рахманинов - не его композитор, и Скарлатти мы как-то не заслушались, и выступление получилось крайне бледным.
Сёнг Чжин Чо сыграл Фантазию ре минор Моцарта вполне в стиле, и темпераментно начал 2-ю сонату Шопена. Траурный марш он сыграл как будто сквозь призму воспоминаний, только в его средней части очень мешала неритмичность аккомпанемента. В целом это перспективный пианист.
Нозоми Накагири сыграла Баха-Бузони как просто Бузони, от Баха же ничего не осталось, и Шуман получился у нее салонно. Красивые переливы благородных звуков - это здорово, но для того, чтобы стать музыкой, их недостаточно. "Ночной Гаспар" также остался красивыми переливами звуков.
Арсений Тарасевич-Николаев не смог передать специфику стиля Гайдна. Он выбрал до-минорную его сонату, где легко скатиться к романтизму, и благополучно скатился в него, не оставив от Гайдна "ни ножек, ни рожек". 2-ю балладу Шопена он также сыграл поверхностно, а "Ночной Гапар" и "Остров радости" (Равеля и Дебюсси соответственно) мне как раз у него понравились.
Сергей Соболев очень волновался. Оператор в записи умело избегает показа пальцев, а в зале на мониторе они были видны постоянно крупным планом, и дрожали крупной дрожью. Соболев - зрелый, сложившийся пианист московской школы, ученик М. Воскресенского. Его техника не знает пределов. Но звук жестковат, и мало оттенков, мало души. В результате некоторые пассажи и аккордовые места он играл как этюды Черни или Ганона, что досадно при таком уровне пианизма.
Зато Илья Кондратьев с помощью звуков просто "разговаривал" с публикой. Каждую ноту он пропускает через себя, каждой нотой он "говорит". Гайдн у него звучал как Гайдн, но больше меня поразило в его исполнении обязательное для всех произведение израильского композитора ("Размышления о любви" Э. Мильх-Шериф). Накануне его играл Лю Шен, и оно осталось непонятным набором звуков. У Ильи оно звучало всеми струнами, всеми фибрами, так сказать, всеми красками. 2-я соната Шумана оказалась несколько слабее, не хватило теплоты в лирических местах, трепета, и глубины в виртуозных местах.
Последним сегодня выступал Чу Юэ. Когда он сел за инструмент, то сразу завладел вниманием публики. Ни одна нота не ускользнула от него, все оказалось на своем месте и с такой силой выражения, что публика не могла перевести дыхания до самого последнего звука. 32 вариации Бетховена - это серьезно. Обычно коньком дальневосточных пианистов являются Моцарт и Шопен, а с Брамсом, Рахманиновым, Бетховеном у них проблемы, связанные с недостатком мощности и, возможно, чуждой ментальностью. Но Чу Юэ - явно крупный музыкант, и даже по своей комплекции он крупный мужчина. Бетховен у него звучал по-бетховенски, а Рахманинов - по-рахманиновски.
Выше я дала ссылку на сайт, где можно их послушать. Рекомендую обратить внимание на Чу Юэ, Леонардо Колафеличе и Илью Кондратьева.
Конкурс проходит в концертном зале Тель Авивского музея изобразительных искусств. Зал этот относительно небольшой, но в нем прекрасная акустика. Так выглядит холл музея

Концертный зал:
Здание музея:
Tags: конкурс Рубинштейна
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments