December 15th, 2012

Я у Средиземного моря

Прогулка по вечернему Иерусалиму

У нас на работе была корпоративная вечеринка с выездом в Иерусалим. Сначала нас водили по Иерусалимскому району Шаарей Хесед, рассказывали о быте первых поселенцев (последняя четверть Х!Х века). Гид  в основном делал упор на истории, происходившие с ними, и как раввины  помогали им решать запутанные житейские ситуации. Я по пути снимала вечерний город.
Еще фото
Collapse )

Затем нас повели к синагоге. Что интересно: в рисунке ограды можно прочесть фразы из молитв!

Это уже не ограда синагоги, это просто калитка в простой иерусалимский двор


Повсюду выставлены ханукии с зажженными свечами, очень красиво и празднично-таинственно выглядят эти огоньки, настраивая на приподнятый лад. Я сфотографировала с полдюжины, но хорошо получилась только одна:


Потом нас повели в ресторан и хорошо покормили. Обычный набор разнообразных салатов, к счастью, не переперченных, 2 бутылки вина на стол из 40 человек (всем хватило), кусочки мяса на железных палочках (вот из такого описания этого блюда вы уже можете сделать вывод о моей неискушенности в ресторанной еде), гарниры. На сладкое - ханукальные пончики. Мало кто их ел.
А вот и я еще до еды.
Я у Средиземного моря

Как мы купили светильники, или Мечта идиота

          Каждый человек хотя бы иногда чувствует себя идиотом.
          У всех, даже у идиотов, бывают мечты.
          А мечты имеют тенденцию сбываться.
          Так случилось и с нами. Мы с мужем, поженившись, долго жили в студенческом общежитии, потом получили кооперативную квартиру, потом обменяли её на другую, потом приехали в Израиль, жили на съёмных квартирах и в своей, и везде у нас под потолками висели голые лампочки.
           Такое убожество постепенно начало нас  угнетать, потому что и я, и муж реагируем на красоту окружающей обстановки. Мы долго терпели, денег на благоустройство жилища не было. Но когда в очередной новой квартире от потолка отвалились крышки, прикрывающие вход провода, и во всех спальнях на потолке стали зиять дырки, муж сказал, что это не только неэстетично, но и опасно, и мы пошли в магазин электротоваров за светильниками.

Collapse )

Конечно, много денег у нас не было и на этот раз, но мы купили с большой сезонной скидкой три маленьких, скромных, но изящных светильничка. Муж немного сомневался насчёт стиля одного из них, но я сказала, что не уйду из магазина без этой красоты. В двух из светильников, выбранных мужем, были по две лампочки по 50 Вт, а в моём – спираль на 100Вт, так что это должно было соответствовать нашим лампочкам по 100Вт.
          Два светильника мы подарили нашим детям на Новый 2006 год, чем весьма их расстроили, потому что у них, в отличие от нас, выросших в родительских домах с нормальными люстрами, в этом отношении не было никаких сантиментов. Дети заявили, что им хорошо и с лампочками и даже пытались воспрепятствовать вешанию светильников.
          Но так как у нас не было денег, чтобы позвать электрика, к вящей радости детей, лампочки спокойно висели под дырами в потолках ещё 14 месяцев, и только в феврале следующего года к нам пришёл приятель-электрик со своей дрелью и всё прикрепил на место.
         Разочарованные нежелательными переменами дети с предубеждением смотрели на новое изящество своих интерьеров, совершенно преобразивших комнаты. Мы с мужем были в восторге. И вот наступает вечер.
         На улице темнеет, в комнатах зажигается свет, и мы с изумлением видим, что почти ничего не видим. Темно! Дети злорадно потирают руки, а мы в ужасе. Дочь заявляет, что освещение в нашей комнате напоминает ей обстановку в морге. Мы вынуждены признаться, что она-таки права. В её комнате, по её словам, нерабочая обстановка, и она не может готовить уроки. Муж судорожно устраивает ей настольную лампу, но в комнате - интимный полумрак, атмосфера, располагающая к крепкому сну.
         Сын с трудом различает ноты на пюпитре, но муж поворачивает к нему лампочки светильника, и в общих чертах разобрать их уже можно. Найти в стоящем в углу шкафу одежду – большая проблема, но это не страшно. Главное – красота, а она требует жертв. За что боролись, на то и напоролись.