March 4th, 2013

ирис

Ефим Эткинд. Добровольный крест

Я раньше не видела этот текст. Но думаю, и дважды прочитать его стоит.

Она переводила «Дон Жуана» Байрона по памяти во внутренней тюрьме Большого дома в Ленинграде.
Когда аплодисменты стихли, женский голос крикнул: «Автора!» В другом конце зала раздался смех. Он меня обидел, нетрудно было догадаться, почему засмеялись: шел «Дон Жуан» Байрона. Публика, однако, поняла смысл возгласа, и другие закричали: «Автора!» Николай Павлович Акимов вышел на сцену со своими актерами, еще раз пожал руку Воропаеву, который играл заглавного героя, и подступил к самому краю подмостков. Ему навстречу встала женщина в длинном черном платье, похожем на монашеское одеяние, — она сидела в первом ряду и теперь, повинуясь жесту Акимова, поднялась на сцену и стала рядом с ним; сутулая, безнадежно усталая, она смущенно глядела куда-то в сторону. Аплодисменты усилились, несколько зрителей встали, и вслед за ними поднялся весь партер — хлопали стоя. Вдруг, мгновенно, воцарилась тишина: зал увидел, как женщина в черном, покачнувшись, стала опускаться — если бы Акимов ее не поддержал, она бы упала. Ее унесли — это был инфаркт. Collapse )
ирис

Ушел солнечный человек

28 февраля, спустя 18 дней после того, как ему исполнилось 75 лет, умер Адам Соломонович Стратиевский - музыковед, педагог, композитор, яркая личность, необыкновенный эрудит, человек великой души и редкого благородства. От него словно исходило сияние - когда он рассказывал о музыке, он, казалось, светился. Его ответы на наши вопросы были точными и полными, как будто заранее сформулированными. Он, альтист, а не пианист по первоначальной специальности, играл нам симфонии и оперы наизусть, причем так, что было слышно, что здесь тему проводит флейта, а тут тромбон.
Какие слова ни выбрать, чтобы рассказать о нем – все они будут блеклыми. А рассказывать надо. О нем рассказывали легенды при его жизни, о нем будут рассказывать и теперь. Можно опубликовать программки концертов ленинградской филармонии, написанные им – есть такая идея, в архиве филармонии их немало. Нужно издать книгу о творчестве ленинградского композитора Юрия Фалика, которую он писал много лет и оставил неоконченной последнюю страницу. Я надеюсь, его друзья напишут воспоминания. Было бы хорошо, если бы воспоминания написали несколько его учеников. Тогда начнет складываться более или менее цельный портрет этого Человека.
Collapse )
ирис

И еще о чувстве собственного достоинства

"А что есть основание человеческого достоинства? Не поклонение окружающих, не сознание собственного величия, не гордость, не спесь – лишь легкий нрав, добросердечие да незамутненная совесть".
А Стратиевский, из http://ne-mov.livejournal.com/7774.html