January 18th, 2014

Я у Средиземного моря

Виктория Резвушкина. История двух детей

Из книги Л. Улицкой "Детство 45-53: а завтра будет счастье".

Когда началась война, моему будущему мужу было двенадцать лет, а его брату Леше 4 года. Домашние дети, выращенные бабушкой, привязанные к семье. Моя будущая свекровь работала в "Пионерской Правде", ее муж преподавал в МИИТе. Не знаю, кому пришла в голову эта светлая мысль: сдать детей в детдом, но понимаю одно, свекор находился под сильным влиянием своей жены, из ее воли не выходил. И хотя очень любил своих детей, противостоять ей не мог. Детей собрали, но со многими детьми журналистов, партийных работников ехали мамы, а эти двое оказались совершенно одни. Где-то их грузили на пароход, и этот пароход плыл бок о бок с другим, на котором плыла моя свекровь в командировку. И там все были оглушены истошным воплем мальчика: "мама, забери нас, не отдавай, мама, нам здесь страшно".

На нее это не подействовало. И мальчики оказались в Омской области, в детдоме. Причем, не вместе. Их разлучили. И младший был в детдоме для самых маленьких за три километра от старшего.

Старшего сына, моего будущего мужа, звали Эвир (эпоха войн и революций), к рождению младшего сына партийный пыл семьи несколько поутих, и его назвали просто Алешей.
Collapse )
Несмотря на то, что история эта произошла во время войны, мне кажется, что тут впору поставить метку "отцы и дети"...