January 8th, 2016

Я у Средиземного моря

Мамин начальник

Мамин начальник был самодур. Когда он вызывал к себе сотрудников, никогда невозможно было угадать, похвалит ли он, проведет ли конструктивный диалог или отругает. Нередко сотрудницы выходили из его кабинета в слезах, включая и маму, хотя она была не лыком шита, а заведующей лабораторией. Чувствуя ответственность за психическое здоровье подчиненных и желая также помочь самой себе, методом проб и ошибок мама стала вырабатывать средства против постоянного стресса.
С этим начальником, кстати, работать было очень интересно, потому что у него была масса неожиданных идей, по мелочам он не придирался и работой своей сотрудники дорожили.
Однажды начальник вызвал маму к себе, она вошла и воцарилось - по обыкновению - молчание. Во время такого молчания сотрудницы как раз и начинали нервничать. И тут мама говорит ему:
- Иван Сергеич! Перед тем, как зайти в ваш кабинет, я делаю несколько зевательных движений, и незаметно зеваю во время всего разговора с вами, и тогда мне становится абсолютно все равно, хвалите Вы меня или распекаете.
Начальник был настолько потрясен, что отпустил маму в тот раз подобру-поздорову.

В молодости мама дружила с этим своим начальником семьями, а когда он заболел, пошла его навестить. Ему была сделана операция, во время которой был задет позвоночник. Прогноз был неутешительным. У начальника было много ограничений в диете, например, ему совершенно нельзя было ничего мучного. Когда после обеда Иван Сергеич потянулся за печеньицем, жена и сын хором воскликнули: "Папа! не ешь печенье! Тебе нельзя! Сейчас ты начнешь кашлять! Ты закашляешься и не сможешь остановиться!"

Мама была в ужасе. Через несколько месяцев он скончался в расцвете лет.
Я у Средиземного моря

В одну строку

Повесть о мальчике, который смотрел на лужу после дождя возле автобусной остановки и вспоминал стишки «ты лужи обходи вокруг, пусть в них купается твой друг» и свою русскоязычную бабушку, которая запрещала ему наступать в лужи; до прихода автобуса он насчитал 63 израильтянина, из которых 47 наступили прямо в лужу и 11 в ее середку, где было глубоко, и только два человека отреагировали на попадание в нее, а остальные вовсе не заметили. И ему открылась бренность всего сущего.

***

Повесть о четырехлетней девочке, которая любила рисовать собак разных пород, и когда при ней зашла речь о том, что ньюфаундленд весь черный, она возразила: "Нет! Он не весь черный! У него язык розовый!"

***

Повесть о дизайнере, который при каждом заказе выполнял несколько эскизов, и один из них – обязательно никуда негодный, заведомо проигрышный – для того, чтобы оттенить удачные, для контрасту; и о том, как обязательно 25% заказчиков на полном серьезе выбирали этот негодный.
Collapse )