September 2nd, 2016

Я у Средиземного моря

О школе. Первый и третий класс

Про первый класс воспоминаний у меня немного.
В классе темно, светает после 10 утра на втором уроке. Мы уже умеем записывать дату. Пишем: 1 февраля. И радостно изумленное лицо одноклассницы, оборачивающейся к классу с первой парты: уже 1 февраля! Как долго мы уже живем на свете! Дожили до февраля, последнего месяца зимы! Как давно мы уже учимся!

Я всей кожей воспринимаю русский язык. Я не могу не чувствовать, что слово Здравствуйте! является повелительным наклонением глагола. Какого и что это за наклонение, я еще не знаю, но ощущаю. И я не могу обращаться ко взрослым в повелительном наклонении. Я никогда не произношу этого слова, хотя со взрослыми здороваться нужно. Но я стеснительная и упрямая. И вот, идя перед началом занятий по темному коридору, я вижу группу учителей и проходящего мимо них школьника. Он идет не поздоровавшись; да они и внимания не обращают, заняты разговором. Вдруг завуч, которую мы все страшно боялись, мгновенно разворачивается к нему и рычит: "Ты что не здороваешься?!" Тут уместно было бы изобразить трясущуюся от страха физиономию ученика, но средствами мультипликации не владею.
Сцена эта преображает меня. Проходя через две секунды мимо учителей, я внятно говорю: "Здравствуйте!" Фух, кажется, я излечилась от своего упрямства и от приверженности к соблюдению воображаемых мною языковых тонкостей.Collapse )
Я у Средиземного моря

О школе. Четвертый класс

В 1970 году вышел на экраны фильм "Внимание, черепаха!" Взрослые шепотом переговаривались, что это намек на Чехословакию, и вообще восхищались тем, что в фильме пытается торжествовать идея о ценности личности. Но для меня главным было, что в этом году преподавать математику к нам пришла молодая выпускница педвуза (или Универа? не знаю) по имени Анна Сергеевна! И мы ее сразу полюбили.
Ирина Азер в роди Анны Сергеевны
У меня сразу появилась к математике симпатия, которая несколько поколебалась после телевизионного урока о параллелепипеде. После просмотра в классе ТВ урока я встала и спросила, а что же это такое. Анна Сергеевна страшно расстроилась и ко мне стала относиться хуже, хотя как раз она и не была виновата в том, что по ТВ рассказывали хуже, чем делала это обычно она сама.
Collapse )