April 22nd, 2017

Я у Средиземного моря

Ирина Забежинская. "Помнить о гетто"

"Я надеюсь, что эта публикация пробудит у многих исторические воспоминания. Хоть и страшные. И не позволит забыть всех злодеяний фашистских варваров".
Ирина Забежинская, «Помнить о гетто»


Давно лежит у меня эта книга жены моего дяди. И давно я хотела выложить ее в интернет; написана она была еще до его широкого распространения в быту. Книга состоит из нескольких частей: собственно писем двоюродного дяди к отцу тети Иры, комментариев к ним (кто есть кто, так как упоминаются многочисленные родные и знакомые), предисловие и послесловие тети Иры с ярким изображением жизни послевоенного Нижнего Тагила. Я позволила себе небольшие сокращения.

Письма бывшего узника Сергея Гордона

Издание газеты «Штерн»
Екатеринбург
2000

(Из предисловия)
… Мама вынула из далеких закутков в шкафу письма родственников и знакомых в Нижний Тагил, где мама и папа жили с 1943 г. Из этих писем следовало, что вся огромная семья Гордон из Вильно, кроме трех братьев: дяди Грини, папы и дяди Сережи и их жен, погибла во время Второй мировой войны.
Среди многих других были и письма от любимого папиного двоюродного брата дяди Сережи. Эти письма я решила приложить в качестве доказательства того, что мои родственники являются жертвами Холокоста. Письмам тогда было 53 года, теперь им 55 лет, столько же, сколько и мне. (Ныне им 72 года. – Ин. З.).
Они написаны на открытках и бумаге из школьных тетрадей. Чернила выцвели. В рукописном виде эти письма было очень тяжело читать, да и когда я прочитала про издевательства над моими близкими, я была просто ошарашена, хотя и многократно слышала с детства от папы и мамы о гибели моих дедушки и бабушки и других родственников.
…Когда мы всей семьей приезжали в Вильнюс к нашим друзьям Цукерманам, всегда ходили по улицам, где было гетто. Мне и моему брату Яше папа и дядя Лева Цукерман рассказывали про семью Гордонов… Родители переговаривались с Цукерманами: в этом доме жили Раппопорты, в том доме жил Блох и т.д. Папина семья жила на ул. Большая Погулянка, в советское время это была ул. Басанавичюса. На этой улице в доме № 17 в прекрасной старинной квартире жили и наши друзья Цукерманы: тетя Хильда, дядя Лёва и их дети Веня и Катя…

улица Большая Погулянка, ныне ул. Басанавичюса
Collapse )
Я у Средиземного моря

Dona nobis pacem

Два года назад состоялась премьера спектакля "Даруй нам мир" Казанского театра оперы и балета, где главное - Месса си минор Баха, постановка Владимира Васильева. Я не знала об этом. Сейчас посмотрела/послушала, очень большое впечатление. Исполнение очень хорошее, движений не слишком много (это важно), вся композиция очень продумана и ненавязчива. Ничто не мешает слушать музыку, и даже помогает.
Я у Средиземного моря

Ирина Забежинская. "Помнить о гетто"

Продолжение. Страницы книги.

Письмо 4
22.10.1944

Дорогой Марик!
Я получил твое письмо, оно доставило мне много радости. Я теперь мечтаю о твоем приезде, дожидаюсь твоего появления. У нас все в порядке. Я работаю учителем в старших классах 10-летки, преподаю английский язык и экономическую географию. Кроме того, назначен директором вечерней школы, там занятия, по-видимому, начнутся в ноябре, если только запишется достаточное количество учеников.
Зарабатываю около 750 рублей в месяц. Картошкой и дровами обеспечен почти на всю зиму. Из одежды кое-что удалось взять у знакомых, примерно 1/10 того, что там было. Так что временно мы оба одеты.
Леночка состоит учительницей в вечерней школе. Будет преподавать иностранный язык. Если же школа не откроется, то будет, по всей видимости, работать в клубе. Питаемся мы просто, мало, но не слишком плохо.
В общем, когда вспоминаешь о том, что осталось позади, то все эти мелкие неудобства вообще никакого значения не имеют. Главное то, что мы снова вернулись к жизни, обрели человеческие права.
Правда, здоровье хромает, ведь я в ужасных условиях голода и холода перенес тиф, затем воспаление легких. Теперь шалит сердце, вечные простуды. Нарывы и чесотка.
Перехожу к описанию пережитых мытарств. Collapse )
Я у Средиземного моря

Лев Шлосберг. Тезисы грядущей катастрофы

100 лет назад Владимир Ульянов (Ленин) представил обществу план уничтожения Российского государства, который в дальнейшем воплотил в жизнь

В ночь с 3 на 4 (16 на 17 по новому стилю) апреля 1917 года в Россию въехал Владимир Ульянов (Ленин), руководитель Российской социал-демократической рабочей партии большевиков, будущий глава октябрьского переворота. Получив в Швейцарии известие о февральской революции и прекращении монархического строя в России, Ленин вступил в переговоры с правительством и генеральным штабом Германии о проезде в Россию через территорию воюющей с ней страны. Власти Германии сочли, что возвращение Ленина и его группы в Россию является наилучшим способом разрушения Российского государства и создали все условия (включая экстерриториальный статус вагонов, отсутствие паспортного контроля и военное сопровождение) для проезда политических экстремистов по территории Германии.
Далее: http://echo.msk.ru/blog/schlosberg_lev/1965526-echo/