May 17th, 2017

Я у Средиземного моря

Про ключи

Когда мы сняли квартиру в Тель Авиве, наш папа поменял замки в двери. А когда сынок съездил на свои первые гастроли в Европу (со школьным оркестром), то привез нам в подарок брелки для ключей. Я выбрала брелок с изображением Эйфелевой башни и надписью PARIS. Дочка выбрала брелок в виде самой Эйфелевой башни. Спустя несколько месяцев она потеряла ключи в парке в темное время суток. Сколько она ни возвращалась на то место, найти не смогла, и папа вставил нам другой замок.
Еще через несколько месяцев я обнаружила, что тоже потеряла ключи. Я подумала, что обронила их в автобусе: в тот день я ехала домой нагруженная покупками, и могла не уследить за всеми своими вещами. Я сказала об этом водителю на следующее утро, и он пригласил меня на автобусное кольцо. "У нас там куча разных ключей. Какие у тебя были?" - спросил он. "С надписью PARIS", - сказала я. "Эйфелева башня? У нас есть такие! Приезжай!"
Collapse )
Я у Средиземного моря

Про уборщицу

Сидели на днях на работе в комнате для персонала (она же кухня и столовая). Там прибиралась уборщица. У нас нет специального времени на перерыв-перекус, только когда не приходит пациент, поэтому ждать, пока она уберет, мы не могли. Уборщица попросила докторшу встать на другое место, докторша отказалась. Эта уборщица доводит до белого каления всех и каждого. Она заходит в кабинет, когда на кресле пациент, спрашивает: "Можно?" и получив ответ, что нет: тут происходит лечение пациента, - отвечает: "Ничего, вы мне не мешаете." И начинает убирать. Что она мешает врачу и пациенту, это неважно: она должна успеть все убрать за 3 часа.
На работу она приходит к 13 часам с громкими стенаниями: "Как я устала!" Я спросила у нее, где она работает с утра. "Ты что! Я работаю только у вас 3 часа в день и все!"
Особенно громко наша уборщица возмущается, если кто-то приносит торты и пирожные, что бывает довольно часто. "Это же невкусно и страшно вредно! Тут столько консервантов! Как вы можете это есть!" - тараторит она, полностью снижая аппетит закусывающих. Зато когда все выходят, она отрезает себе большой кусок и заглатывает его.
И вот мы тихонько вздыхаем, а я говорю:
- В Советском Союзе нас учили, что труд уборщицы надо уважать и всегда поднимать ноги, если она подходит близко, чтобы вымыть под твоим стулом. Когда Литва обрела независимость, нас учили, что у уборщицы есть профессиональная этика и она обязана не мешать персоналу и клиентам.
- А в Израиле учат, - подхватила докторша, - что уборщица обязана мешать персоналу и клиентам. И если она не мешает, не орет, и если ты не наорал ни разу в жизни ни на кого, то ты зря прожил жизнь и тебя надо закопать на ближайшей помойке.
Мы расхохотались, и атмосфера разрядилась.