August 11th, 2020

Я у Средиземного моря

На улицах Иерусалима

Иерусалимские музыканты, в связи с эпидемией короновируса лишенные возможности выступать в концертах, на фестивалях и других мероприятиях, фрилансеры, получили пока довольно незначительную помощь от государства. Но вот такую возможность - развлекать посетителей крупных торговых центров и прохожих на улицах - муниципалитет Иерусалима им предоставил и частично оплатил.
Представляю вам дочку и внука моей подруги.

Я у Средиземного моря

Пять-шесть мировых имен

В книге Нины Берберовой "Курсив мой" читаем:
...вопроса о смысле жизни отдельно от самой жизни для меня нет. Жизнь для меня и была, и есть переполнена значением. (...) Расшифровать смысл реальности (внутри меня и вовне), найти нити, связующие отдельные стороны этого смысла друг с другом и с целым, всегда казалось мне необходимостью. Таким образом, сама жизнь становилась своим смыслом, не в абстракции, но в моем собственном конкретном взаимоотношении с моим временем, которое для меня состоит из пяти-шести мировых событий и пяти-шести мировых имен. Каждый день приносил мне что-то, что я была в состоянии взять с собой в ночь, открывая в мире что-либо схожее с тем, что было у меня внутри, иногда объясняя мне меня, но чаще раскрывая мне мой собственный факт в соответствии с фактом мира (...) В положенных рамках рождения и смерти... я ощущаю полностью и свободу воли, и свободу выбора, той внутренней воли, которая во столько же раз важнее и больше обстоятельств, во сколько раз разумный человек сильнее щепки, плывущей в волнах. Я знала очень рано, что с разумом не рождаются, что "разум свой мы постоянно сами создаем", по слову Чаадаева. И я училась, как умела, создавать его, училась и учусь до сих пор, и все мне мало, потому что, только познавая, человек живет в связи с вечностью, в координации с событиями и именами. Так, я стою перед картиной Рембрандта "Аристотель, созерцающий бюст Гомера" и чувствую цепь (схожую с той цепью, что надета на груди центральной фигуры), крепко держащую Гомера, Аристотеля, Рембрандта и меня, стоящую перед картиной. Словно сеть артерий и вен несет кровь от одного, через другого, к третьему и наконец - в мои собственные жилы. Мы все стоим в одном ряду, который нерушим, если я сама не нарушу его. Но я не нарушу его потому, что удар тепла дается мне этой кровью, бегущей через меня, которой я жива, и открывает мне двери и к суждениям, и к импульсу воображения, а они в свою очередь дают возможность сделать своей всю сложную систему символов и мифов, которыми жило человечество с того первого дня, когда поклонилось солнцу.



Вот я и стала размышлять: а каковы для меня эти пять-шесть мировых событий и пять-шесть мировых имен?
1. Моё время, которое для Берберовой состояло из пяти-шести мировых событий - каковы были те события? Каковы они для меня?
2. Пять-шесть мировых имен, от которых как бы кровь течет ко мне и через меня, которые - основа моего мироощущения, каковы эти имена?

Только не думайте, что имена обнаружить легче, чем события.

Collapse )

А какие мировых имена встают перед вашим мысленным взором, когда вы чувствуете в себе ток цивилизационной цепи, чувствуете нити, связывающие вас с наработанным человечеством пластом культуры?