November 7th, 2020

Я у Средиземного моря

Музыка для души

Мой любимый френд, уважаемый smoliarm, опубликовал в своем блоге замечательную песню в изумительно легком, элегантном исполнении. Когда я восхитилась ею, он рассказал связанную с нею историю. С разрешения автора привожу его рассказ.

Эта песенка из моего детства - и наверное из самых первых воспоминаний.
Мы жили на Соколе - который тогда был самой окраиной Москвы. Но зато у нас были две - ДВЕ! - комнаты в коммуналке. На троих - папа, мама и я. А ещё у нас был проигрыватель - он подключался к приёмнику Ленинград - и можно было слушать пластинки. Причем не только патефонные, но и ГРАМпластинки - у него была головка с переключателем.
Вообще, этот проигрыватель был предметом обсуждения - такого больше ни у кого не было.
Одна наша соседка говорила (про маму):
- Приходит ко мне и просит: "Лидочка, одолжите большую сковородку, пожалуйста!" Представляете - сковородки у неё нет! А проигрыватель - купили. Не понимаю я таких людей!
Она и про папу моего - удивлялась. Папа купил Второй концерт Рахманинова, это была у нас одна из первых пластинок. Так вот Лидочка опять не понимала - зачем деньги тратить? Неужели по радио этих фортепьянов мало??
Она вообще - частенько удивлялась на моих родителей, и при мне. А потом она удивлялась, что у неё молоко так быстро киснет. Странная тётка...

Да, но это я отвлёкся, Лидочка эта тут вовсе ни при чём.
У мамы с папой было много друзей, проигрыватель - и вторая комната. В которой можно было уложить мелкого спать - а самим немножко потанцевать. Да, а мама танцевала очень хорошо, в старших классах она была солисткой в балетной школе при Дворце Пионеров. Она даже сдала экзамены и поступила в Балетную школу Большого Театра. Но дед тогда не разрешил ("Моя дочь - актёрка-танцовщица? - Нет").
Так что маме пришлось поступать в Архитектурный Институт, хотя она хотела - в Большой Театр...
Но и в Институте она танцевала - в самодеятельности.
А уже на Соколе - мама иногда учила подружек танцевать современные танцы. Тётя Эля приносила пластинки с популярной эстрадой, приходили ещё девушки - без мужиков - и мама их учила.
Назывались такие вечера "девичниками", и я их не очень любил. Потому что если приходила тётя Таня - она брала с собой Нюшку. Которая была вообще-то старше меня на год, но оставаться одна в пустой комнате - боялась. И Таня её брала к нам, и Нюшку укладывали спать на мою кровать, а мне стелили на полу. Потому что девочкам надо уступать. А вот может младшим тоже надо уступать - ну хотя бы через раз. А мама говорила, что если я буду с ней препираться - будет только хуже.
А ещё эта Нюшка храпела. Ну, не совсем храпела - сопела и похрапывала.
И мешала мне слушать музыку. И я подползал поближе к двери, смотрел на полоску света и слушал музыку и мамины инструкции шёпотом:
- Девочки, плечиками, плечиками - работаем!
- Маша, голову выше - не смотри в пол, смотри на лампочку!
- Эля - попу! Ровно держи, вот смотри - вот так.
А из приёмника звучали колокольчики, аккордеон - и ангельские голоса пели Mister Sandman...



Collapse )
Катулл

Новости культуры

Наверно, мало что может быть смешнее - когда по работе переводишь с иврита на русский, в качестве отдыха переводить с русского на иврит? Да еще стихи про Мусоргского, который вообще не знаю кому в Израиле нужен? Но я их перевела, еnjoy!
(Отдельно смешно, что это получается третья подряд песня про композиторов, после двух песен Шейлы Бланко. И еще отдельно смешно, что Бородин здесь прямо-таки играет роль Сальери. В Википедии есть отдельная статья про "Картинки с выставки", и показаны сами картины Виктора Гартмана, они ровно такими и были - так что Бородин, как и Сальери, ни в чем не виноват!)
Тикки Шельен, tikkey, спасибо вам за вдохновение!
Перевод:
(огласовка частичная, по методу Баруха Подольского. Пишутся только те знаки огласовки, которые сегодня реально произносятся. И МусОргский, конечно, с ударением на О, я проверила.)
הָיֹה הָיָה מַלחִין רוּסִי, מוֹדֶסט מוּסוֹרגסקִי שמוֹ.
וְיוֹם אֶחָד לְתַעְרוּכָה הוּא שָׂם אֶת פַּעֲמוֹ.
הַבְּעָיָה הִיא שֶהָלַך לְשָם לֹא לְבַדוֹ,
הַבְּעָיָה שֶהוּא הָלַך לְשָם עִם יְדִידוֹ.
וְהַיָדִיד הַזֶה, אָלֶכּסַנדֶר בּוֹרוֹדִין,
הָיָה מוּמחֶה לְכִימיָה ובְּמַקבִּיל מַלחִין.
בְּתוֹר מוּמחֶה לְכִימיָה הוּא תָמִיד הֶחזִיק בַּכִּיס
בַּקבּוּק עִם חוֹמֶר מְיוּחָד, עִם אֵיזֶה מִין תַרסִיס.
וְהִנֵה צוֹעֲדִים הֵם, מִסתַכּלִים עַל צִיוּרִים.
מוּסוֹרגסקִי מִקָדִימָה עִם חִיוּך עַל הַפָּנִים,
וְבּוֹרוֹדִין בָּא אַחֲרָיו, עִם הַבַּקבּוּק, חָתִיך,
וּמְזַמזֵם אֶת הַפּרוֹלוֹג מֵ"אִיגוֹר הַנסִיך".
וְאִילוּ מַר מוּסוֹרגסקִי – הוֹלֵך הוּא לאִיטוֹ,
וְהַצבָעִים הַבּוֹהֲקִים מְסַחרְרִים אוֹתוֹ,
וְמוּסִיקָה נִשמַעַת, אֵי-שָם רָחוֹק רָחוֹק,
וְגַמָדִים מְרוּשָעִים מִסתוֹבְבִים עִם צחוֹק,
וְהוּא כָּל-כָּך גָדוֹל, עֲנָק, פּוֹסֵעַ בֵּינֵיהֶם,
וְכָּל פּסִיעָה הִיא רֶבַע,
וְלִפעָמִים שנֵי רְבָעִים,
וְלִפעָמִים שָלֵם,
וְבּוֹרוֹדִין מַמשִיך, מַשפּרִיץ, כְּאִילוּ לֹא מַספִּיק!
מוֹדֶסט נִמצָא בְּבֵית קבָרוֹת תַת-קַרקָעִי עַתִיק...
קַבּצָן יוֹשֵב, שווָרִים גוֹעִים, שָרִים קוֹלוֹת אֵינספוֹר
בְּסִי מָז'וֹר, בְּפָה מָז'וֹר, בְּסוֹל דִיאֵז מִינוֹר!
מוֹדֶסט הוֹלֵך קָדִימָה, מַבִּיט עַל הַתמוּנוֹת.
עַל הַקִירוֹת גַחלִילִיוֹת דוֹלקוֹת בּגוּלגוֹלוֹת,
וּמִסָבִיב מִתרוֹצְצִים בֵּיצִים וְאֶפרוֹחִים
וּבְשָׂפוֹת מֵתוֹת מְקַשקְשִים הֵם עִם מֵתִים!
בִּקתָה שֶל מַכשֵפָה רָעָה מֵעַל הָרֹאש דוֹאָה –
אָז בּוֹרוֹדִין הֵבִין שֶהוּא הִגדִיש אֶת הַסְאָה,
שֶהַמִינוּן הָיָה מוּגזָם... בַּסוֹף בְּקוֹשִי רַב
אֶת חֲבֵרוֹ הַבַּיתָה סָחַב הוּא עַל כּתֵפָיו.
מוּסוֹרגסקִי הַמִסכֵּן צָעַק שלוֹשָה לֵילוֹת תמִימִים,
תִיווָה הַכֹּל וְלָרוֹפאִים הֶראָה אֶת הַתָווִים.
וְהָרוֹפאִים לֹא הִתַאפּקוּ, הִדלִיפוּ תָ'עִנייָן...
וְעַד הַיוֹם כּוּלָם חוֹשבִים שֶהוּא הָיָה שַתָיין!
אֲבָל הוּא לֹא שָתָה יוֹתֵר מִכָּל הָאֲחֵרִים.
הֲרֵי בָּרוּר – מווֹדקָה לֹא כָכָה מִשתַכּרִים.
מוּסַר הַשׂכֵּל שֶל הַסִיפּוּר: שמָם וְזִכרָם יִימַח
שֶל יְדִידִים כָּאֵלֶה! תִקחוּ מַדרִיך מוּסמָך!
רוֹצִים בִּילוּי אֶסתֵטִי – תִקחוּ מַדרִיך מוּסמָך!

Оригинал Тикки Шельен - в комментарии, в запись не влезло, к сожалению (это нововведение? вроде не было таких драконовских ограничений?)