September 7th, 2021

ирис

Топ-10 первых строчек в истории русской литературы

Новый, блестящий, искрометный анализ первых строчек произведений русских писателей.
Есть много людей, кто прочел много книг - и есть Армен Захарян.
Есть много людей, кто читает иностранную литературу в подлиннике - и среди них Армен Захарян.
Есть много людей, кто понимает, как сконструирован художественный текст - но Армен Захарян доносит это до слушателя таким образом, что, как пишут комментаторы (в том числе мужчины) - слезы из глаз брызжут от счастья соприкосновения с высоким искусством слова, от радости открытия нового в давно известных, забытых или неизвестных произведениях. Кстати, те, кто последний раз открывал книгу лет 15 назад - после его лекций бросаются за книгой...
Он читает художественный текст лучше профессионального актера.
Он конструирует свой литературоведческий текст по законам, которые сам же нам и приоткрывает в обсуждаемых рассказах/романах. Эти отсылки то открыты, то скрыты.
Его лекции сопровождаются изысканной музыкой, точно соответствующими теме фрагментами. Его лекции хочется слушать по нескольку раз.
Итак, наслаждайтесь, друзья!

ирис

«Леон Бакст — лицо русского модерна». Окончание

Происхождение псевдонима Бакста. Первые шаги. "Ужин"
Последние работы Бакста - оформление дома Ротшильдов
Портреты Гиппиус, Дягилева, жены, "Осень. Ваза", юмореска Аверченко
"Terror antiquus"

По мотивам лекции Е.Галинской "Леон Бакст - лицо русского модерна" в музее Ану 13.08.2021, из серии "Еврейское закулисье"

В первой части нашего повествования я - вслед за маститыми искусствоведами - назвала Леона Бакста непревзойденным мастером линии, линии изогнутой, напряженной, эмоциональной, удивительно гармоничной. Линия Бакста - это движущаяся линия, вихрь, волна.

Но это половина правды. Другая половина состоит в том, что Бакст взорвал пресыщенную публику своим ощущением цвета. Он эмансипировал цвета. Ввел резкие, прежде небывалые сочетания.
Неожиданность сопоставления цветов, звучность сочетаний желтого и золотисто-зеленого, сиреневого и лилового с золотом, жемчужно-серого и розового. Он сам говорил: „Я часто замечал, что в каждом цвете существуют оттенки, которые передают искренность и скромность, а временами чувственность и почти животные качества, порою гордость и временами отчаяние. Все это можно почувствовать и передать зрителю посредством эффектов, которые производят различные формы. Именно так я поступил в Шехерезаде. На меланхоличный зеленый я наложил темно-синий, наполненный отчаянием, хотя это может показаться парадоксальным. Существует красный цвет триумфа и цвет убийства. Существует синий цвет Марии Магдалины, или же синий Мессалины. Художник, который знает, как пользоваться этим, похож на дирижера оркестра, который может все привести в движение взмахом своей палочки и произвести тысячу безошибочных звуков. Таким образом, художник может ждать от зрителя, что он почувствует именно те импульсы, которые он намеревался воплотить”.


Л.Бакст. Эскиз декорации к балету "Шехерезада". 1910 г.

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )