in_es (in_es) wrote,
in_es
in_es

Categories:

Забастовка в стоматологических отделениях "Маккаби"

В престижной, ведущей израильской больничной кассе "Маккаби", где я работаю, с 6 ноября бастуют дантисты и их помощники. Большинство отделений по всей стране закрыты, десятки тысяч пациентов остались без зубоврачебной помощи, касса терпит миллионные убытки.
Профсоюз выдвинул требования руководству, на которые было не отреагировано. На следующий день после окончания срока запроса ассистентки и врачи не вышли на работу; в некоторых отделениях бастуют и секретари.
Зарплата, которую мы получаем, как говорится в том анекдоте, несовместима с жизнью. У ассистенток она равняется аренде жилья - у кого-то почти, у кого-то ее не хватает на оплату съёмной квартиры (при этом цены в Израиле не слишком отличаются в одном и том же городе, то есть нет вариантов - снять подороже или подешевле, дорого все, даже убогое, идущее на снос жилье). С другой стороны, моя месячная зарплата меньше, чем сделать в нашей поликлинике 2 коронки.
Мы получаем в час установленный государством минимум - как любой наёмный работник без образования. В то же время как раз наша специальность предполагает и образование, и наличие навыков, и определенные особенности характера; работаем мы с опасными веществами и инструментами, наша служба и опасна, и трудна, и на первый взгляд как будто не видна...
Между тем наша больничная касса невероятно богата. Профсоюз требует не только поднять нам зарплату, но и оплачивать праздничные дни, выделять определенную сумму на обед, ввести постоянный статус и другие социальные льготы, которые давно существуют в крупных и даже мелких организациях.

В среду 11 ноября мы вышли на демонстрацию перед зданием руководства. Приехали более полутора сотен человек, в основном ассистентки, но также врачи, секретари, зубные гигиенистки.






На плакатах надписи: "Отдаем максимум - получаем минимум", "Работники Маккабидент - работники, а не рабы", "Работаю 20 лет - зарабатываю 27 шекелей в час", "Мы не третьесортные работники", "Хватит нас обманывать!", "Хотим справедливости, а не милостыни", "Довольно эксплуатации", "Благородная работа - голодная зарплата", "Зарплата минимум квалифицированным работникам - стыд и позор руководству!", "В престижной кассе - нищие квалифицированные работники. Позор!"

Профком снабдил нас малым барабаном и барабанщиком, рупором, в который руководитель нашего мероприятия выкрикивал лозунги, нам раздали свистульки, мы взяли приготовленные заранее плакаты и всем своим видом и количеством демонстрировали решимость бороться до победного конца. "Шумим, братец, шумим!" Никто к нам не вышел. Натренированные на психологических тренингах руководители никак не реагируют на нас, на профсоюз и на наши требования. Они его не признают. Они согласились повысить нам часовую оплату до 28 шекелей в час, но эта зарплата станет минимальной уже в следующем году, если верить обещаниям политиков. Профсоюз требует повышать зарплату в соответствии со стажем работника.
В какой-то момент часть из нас пыталась пройти в здание администрации, но никого не впустили.
Нас охранял целый наряд полиции.


Нас в течение двух часов, что я находилась в группе демонстрантов, фотографировало несколько профессиональных фотографов. К сожалению, не было телеоператора. Я полагаю, что это не случайно. Профсоюз наш заинтересован в привлечении к нашим проблемам внимания общественности, а вот руководство могло постараться, чтобы не допустить к нам телевизионщиков. По русскоязычному телевидению о нас не говорят и не показывают. По радио сообщения крайне скупые. Насколько я знаю, по израильскому телевидению нас тоже не показывают, но по радио говорят, иногда более развернуто, иногда менее. В общем, налицо замалчивание проблемы, которое касается не столько нас, сколько пациентов, а в кассе Маккаби состоят более 2 миллионов граждан, то есть четверть населения Израиля.
Неизвестно, будут ли оплачены нам дни забастовки.
Руководство пытается разъединить нас, запугать. Заведующий нашим отделением бастует вместе с нами. Однако главный администратор старается расколоть наши ряды, посеять панику, убедить нас, что бастуем только мы, а другие якобы работают и принимают первую помощь. Тем же врачам, которые соглашаются выйти на работу для оказания первой помощи, пытаются подсунуть пациентов, приносящих доход - для планового дорогостоящего лечения.
Я первый раз участвую в забастовке. Должна отметить, что очень чувствуется недостаток марксистско-ленинского образования в среде израильтян. Любой советский человек знал теорию классовой борьбы: какие требования выдвигать, как сплачиваться, как реагировать на сладкие посулы эксплуататоров, как распознать дезинформацию, как относиться к штрейбрехерам. Впрочем, все это чисто по-человечески познается в процессе, и есть в группе лидеры, помогающие освоиться в новой обстановке.
Большинство мучаются от безделья, мы бастуем уже неделю, все дела дома переделаны, а читать приучены не все. Только я ничего не успеваю как всегда. Но надеюсь немного отдохнуть. И написать много постов. Если еще заплатят за дни вынужденного простоя, то совсем будет хорошо.
Напоследок - я с плакатом о благородной работе и голодной зарплате среди своих коллег и подруг. Нам выдали медицинские маски с перечеркнутым ртом, символизирующие тот факт, что нам пытаются заткнуть рты.
Tags: обязанности и права человека, работа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

Recent Posts from This Journal