in_es (in_es) wrote,
in_es
in_es

Categories:

Светлана Алексиевич. "Держать в душе свечу и не давать её загасить"

Оригинал взят у luckyed в Светлана Алексиевич. "Держать в душе свечу и не давать её загасить"
Дамы и господа!
Программа бесед на ближайшие месяцы уточнена. Как сказал бы "Крёстный отец" дон Корлеоне, нам сделано "предложение, от которого нельзя отказаться". Даже не предложение, а предложения!
     
Судите сами.
10 апреля – Чулпан Хаматова : «Быть артистом – профессия или призвание»
15 мая – Александр Невзоров : «Срок годности русской литературы»
4 июня - Александр Сокуров : «Жизнь таланта в государстве»
5 июня - Александр Сокуров : «Человек в кино»
29 июля - Михаил Борисович Пиотровский : «Мой Эрмитаж»
30 июля - Михаил Борисович Пиотровский : «Эрмитаж как сенсация»
А 7-го февраля мы встречались с лауреатом Нобелевской премии по литературе 2015-го года Светланой Алексиевич.
           
 
                 
Светлана Александровна Алексиевич. Главные книги из цикла «Голоса Утопии» - «У войны не женское лицо» (опубликована в 1985 году), «Последние свидетели» (1985), «Цинковые мальчики» (1989), «Чернобыльская молитва» (1997) и «Время секонд хэнд» (2013) переведены на 47 языков. Автор множества сценариев документального кино и трёх пьес.
         
В 2015 году стала лауреатом Нобелевской премии по литературе с формулировкой «за многоголосие в творчестве - памятник страданию и мужеству в наше время». Впервые в истории Нобелевская премия по литературе присуждена профессиональному журналисту. Решение Нобелевского комитета вызвало шквал эмоций русскоязычного мира в диапазоне от благодарного согласия до гневного отторжения. Одни критики называют её «блестящим мастером художественно-документальной прозы», другие - спекулятивно-тенденциозной журналисткой. Говорили даже в приступах злого абсурда, что Обама позвонил в Нобелевский комитет и велел дать ей премию.
Смешно, суетливо, спорно...
       
 

Остановлю  "словопад" бесконечной сетевой информации. Как передать главное из почти двухчасовой беседы?
Я как прилежный ученик сидел не только с фотоаппаратом, но и с блокнотом. Для тех, кому не посчастливилось побывать на встрече с удивительным сильным человеком, предназначены эти короткие фрагменты. Некоторые мысли выделил. Но, мне кажется, для взаимопонимания важно всё.
                 
На сцене за столом спокойная женщина, уверенная в себе, в произносимом. Говорит без бумажки, знает, что и о чём. Никого не учит, рассуждает. Неторопливо взвешивает слова, скупая мимика, жестикуляция.
Это её первое публичное выступление после присуждения Нобелевской премии.
                                 
 
                                       
- Я бы не хотела называть это лекцией. Скорее, круг идей, мне интересных.
           
- Пять моих книг можно объединить под общим названием - Энциклопедия Красной Цивилизации. Взаимоотношение человека и утопии в 20-ом веке. Почему красивые начинания закончились столь ужасно?
       
- Так сложилось, что в России не любят русских лауреатов нобелевской премии (кроме Шолохова, пожалуй). Как только меня не обзывал хор голосов. Бендеровкой, русофобкой...
         
- На каком-то этапе с ужасом поняла, что самое художественное - это человеческое страдание.
           
- "Больше всего запомнились мне какие-то «маленькие» детали. Фельдшер Тихомирова вспоминает, что за месяц до войны закончила медучилище. Её призвали сразу, дали два часа на сборы. Она купила на все деньги чемодан шоколадных конфет, а сверху положила фотографию курса… Врач Александра Ивановна всё ещё задаёт вопросы: «Пришли мы в одну деревню, а там возле леса лежат замученные партизаны. А рядом, совсем недалеко, лошади пасутся… Я подумала: и как это люди такое страшное при лошадях творили? При животных. Они же смотрели, всё видели…». От некоторых рассказов сегодня ещё больнее».

 
     
- Мегабайты фейсбука, витающие в ноосфере, не имеют никакого отношения к тайне человеческой жизни.
       
- Иногда после целого  вечера общения и мучительных воспоминаний остаётся одна фраза. Например, "я такой маленькой пошла на фронт, что за войну даже подросла".
       
- Книга получается из того, о чём не надо писать.
         
- Многие не принимают мои книги. Даже часть женщин, о которых писала. Ждали общего взгляда на войну, к которому приучали и приучили. Мы в плену у большой монолитной истории, а доверять надо маленькой.
       
- Россия, к сожалению, закрылась, не впустив в себя мир.
 
- Искусство пытается разглядеть то, что находится за реальностью.
     
- Для своих книг я ищу человека потрясённого. Его не просто несёт временем. Он пытается понять, что с ним происходит. Все пять моих книг о таком человеке в экстремальной ситуации.
           
- Красота и ужас всегда идут рядом.
         
- Флобер называл себя человек-перо. Я человек-ухо.
               
         
- Чернобыльскую молитву писала не год - два, а 11 лет. Человек там оказался в пустоте и хотел передать самое важное. Например, один из вертолётчиков, среди первых "гасивших" реактор. "Мне немного осталось жить. Приходите, я расскажу. Я не понимаю, вы не поймёте, но когда-нибудь люди поймут".
       
- Из воспоминаний. Чернобыль. Людей вывозят. И тогда наступает настоящая тишина. Умолкают оставленные ими кошки и собаки.
       
- Вопрос чернобыльской старушки, не желающей уходить: "Неужели это война"? - камертон для написанного мной. Как передать безумие этого мира, где военные моют деревья, а растерянные люди идут хоронить молоко, яйца, предметы быта?
         
- Вблизи смерти человек говорит красиво, приподнимается на цыпочки, становится выше себя самого, иначе видит мир.
       
- Я не коллекционирую ужасы. Для этого достаточно войти в интернет, открыть газету. Я собираю силу человеческого духа. Люди даже в экстремальной ситуации могут остаться людьми.
   
- Мы все находимся в плену суеверий времени. А из-за забора закрытых фактов постоянно всплывают новые ужасы.
     
- С "живым" материалом трудно работать.
         
- Солженицын утверждал, что лагерь возвеличивает человека, а Шаламов говорил, что лагеря развращают и палача, и жертву. Мы видим сегодня, что прав оказался Шаламов.
         
- Даже в ситуации абсолютного отчаяния художник должен преодолеть себя и рассказать, что всё-таки добро есть. Пусть правда эта принадлежит будущему, но писатель обязан сохранить её сегодня.
       
- Почему моря человеческой крови не конвертируются в свободу? Чего не хватает?
       
- После всех страданий мы остались идеалистами. Находим виновных... Сталин, Берия... А зло распылено. Люди сами себе не признаются в плохом. Стараются отвернуться, спрятаться. И крысы зла плодятся в человеческих душах.
       
- Художник обязан попытаться понять и палача, и жертву.
           
- Микроб ненависти заразил весь мир. А тема страха сегодня - главная.
           
- В молодости могла заходить в палаты к безногим, безруким. А сейчас не могу. Исчерпаны запасы защиты от боли. Не могу более без слёз слушать рассказы очевидцев. Рассказала всё, что могла, о цивилизации слёз и страданий. Вокруг те же ошибки, та же боль.
           
- Люди обживают любой ад.
           
 

- Сейчас стало больше стариков. Медицина подарила 20 лишних лет. Что с этим делать? Многие живут уже не своей жизнью. Но некоторые, ощущая конечность жизни, обрели внутреннюю свободу.
   
- Из наблюдений. Голубей и кошек кормят в основном старые люди.
       
- Для осознания того, в каком мире мы живём, необходимо мужество.
       
- Как понять произошедшее? Где люди 90-х, сносившие памятники Дзержинскому. Красивая земля, церкви, монастыри. А с человеком сложно говорить открыто. При серьёзных вопросах он скукоживается и пытается сбежать. О чём они молятся в этих монастырях?
       
- Мир повсеместно правеет. Это очень опасно.
       
- Сентенция Фукуямы о конце истории оказалась красивой сказкой.
     
- Иногда Бог взваливает на человека столько, что нести невозможно. Сил не хватает.
   
- Каждый должен ощущать и охранять личное пространство. Перед собой, людьми и Богом. Хочется верить в высший разум, но всё зависит от нас.
     
- Что в Беларуси? Многие в 90-е годы смеялись над Батькой. А Лукашенко сумел остановить время. Народ застыл.
     
- Стратегия авторитарной власти - не дать отличить добро от зла.
     
- Человеческая жизнь превыше всего. Бороться нужно с идеями, а не с людьми.
       
- Не дать своей воле поддаться соблазну.
             
- Жизнь - это путь, и быть человеком - это ежедневный труд.
           
 
           
Ежедневный труд. Из 700 - 800 бесед в книге остаётся 100 - 200.
Сколько горя, отчаяния, жестокости, безнадёжности, страха приняла эта жещина, сделала своими, пережив боль собеседников, и оставила нам. А если не поймём мы, то нашим детям, внукам, правнукам...
Главное, сохранить и передать факты. Не бояться никого, не вписываться в удобные концепции, не становиться милой, избегать общих мест.
   
Бабушка говорила: "Светочка, нужно держать в душе свечу и не давать её загасить."
Это адресовано каждому из нас, дамы и господа.

Tags: обязанности и права человека
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments