in_es (in_es) wrote,
in_es
in_es

Categories:

По следам прочитанного-3

В-третьих, на меня огромное впечатление произвели книги, подсказанные mat_vasha: "Голубь и мальчик" Меира Шалева и "Подстрочник" Лилианны Лунгиной.
Книга Меира Шалева многозначна и глубока, читается на одном дыхании - и воспринимается даже на поверхностном уровне. Здесь много узнаваемых израильских деталей. Здесь много символов. Так, мне во время чтения книги было неизвестно, что съесть голубя в древние времена считалось средством для повышения потенции, и я негодовала на главного героя, узнавшего о роли голубя в судьбе матери и тем не менее с остервенением напавшего на залетевшего к нему в новый дом голубя и - съевшего его. Я не могу до конца понять, зачем главный герой пригласил в свой дом свою первую жену. Но неважно, чего я не могу понять. Пишут, например, что Глубоко символическая идея заключается в защите Израиля, государство рождено непорочно, войны были навязаны ему врагами. Тогда получается, что он вынужден ее терпеть. После прочтения много думаешь. И оторваться невозможно...


"Подстрочник" Лилианны Лунгиной - увлекательнейшее повествование о трагической, изобилующей неожиданностями судьбе талантливой еврейской девочки в советские годы. К сожалению, перенести в электронную книгу ее воспоминания не удалось, и я прочла лишь две первые главы. Хотелось бы дочитать до конца.

"Я просто живу" Микаэла Таривердиева - милый, непритязательный рассказ о судьбе выдающегося музыканта. Здесь, конечно, довоенное тифлисское детство и репрессированный отец, учеба и жизнь впроголодь в 50-е годы в Московской консерватории у Хачатуряна, затем творческие муки и успехи не смотря ни на что в более благополучные годы, дружба с выдающимися советскими артистами. Вспоминается эпизод, как незнакомец подарил ему 1000 рублей на улице - в те самые месяцы, когда бедный студент экономил на всем...

Виктор Ардов. Этюды к портретам. Читать невозможно и имеет мало смысла. О Маяковском очерк написан с оглядкой на тогдашнюю цензуру, это очень чувствуется и вызывает отторжение. О других, особенно актерах, которых я не видела, о которых только слышала, рассказы растянуты до невозможности и малоинформативны. Довольно неожиданная тягомотина от автора юмористической прозы и человека, близкого к диссидентским кругам.

"Остров Крым" Василия Аксенова читаю сейчас. Значит, нечто общее есть и в Москве и в Симферополе? Общее нежелание замечать существующие, но неприятные факты, цепляние за устаревшие формы:
все эти одряхлевшие "всероссийские учреждения" в Крыму, куда и мухи уже не залетают, и элитарное неприсоединение к гражданам страны, которой мы сами же и управляем, - это словечко "вр. эвакуант" и московское непризнание русских на Острове, и все их бюллетени и почему-то Первая Конная Армия, когда ни слова о Второй, и почему-то в юбилейных телефильмах об истории страны ни Троцкого, ни Бухарина, ни Хрущева - куда же канул-то совсем недавненький Никита Сергеевич, кто же Гагарина-то встречал? - да все эти московские фокусы с упоминаниями и не перечислишь, но... но раз и у нас тут существует такая тенденция, значит, может быть, и не в тоталитаризме тут отгадка, а может быть, просто в некоторых чертах национального характера-с?
Характерец-то, характеришка-то у нас особенный. Не так ли? У кого, например, еще существует милейшая поговорочка "сор из избы не выносить"? Кельты, норманны, саксы, галлы - вся эта свора избы, небось, свои очищала, вытряхивала сор наружу, а вот гордый внук славян заметал внутрь, имея главную цель -- чтоб соседи не видели.
Может быть, из этого что-то вылупится? Буду ждать.
Tags: книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments