in_es (in_es) wrote,
in_es
in_es

Categories:

Размышления об эфиопском бунте

Израильские СМИ сообщают.
29 июня вечером в районе Хайфы один полицейский, отдыхавший с семьей, заметил, что группа молодых людей избивает 13-летнего мальчишку, пытаясь отнять у того деньги. Полицейский показал им свое удостоверение, велел прекратить драку и вызвал по телефону 100 подкрепление (он сам был не в униформе и не при исполнении). Мальчишка припустился бежать, а молодежь стала кидать в полицейского камни. Получив третий, болезненный удар камнем в плечо, он выхватил оружие и предупредил, что будет стрелять. Молодые люди не унимались. При выстреле в землю пуля отскочила и попала одному из нападавших в живот. Молодой человек скончался.
Драчуны и скончавшийся, Соломон Таки, принадлежали к эфиопской общине.

1 июля тысячи репатриантов из Эфиопии вышли на улицы протестовать против полицейского насилия и требовать «справедливости». Демонстранты на весь день перекрыли транспортные артерии по всей стране, поджигали автомобильные покрышки, мусорные баки, переворачивали автомобили, бросали коктейли Молотова. Кроме эфиопов, на протестные демонстрации вышли нелегалы из африканских стран: суданцы и эритрейцы. Толпа бесновалась у отделений полиции, на крупных транспортных развязках, у дома министра внутренней безопасности. Она была хорошо организована, но пока непонятно, кем. Немедленно появились листовки, речевки, зажигательные смеси.
На всех транспортных магистралях остановилось движение. На солнцепеке на 4 часа были в автомобилях заперты все: матери с детьми, родители, спешащие забрать детей из садиков, больные, ехавшие в больницы, все. Появились сообщения об экстренной помощи застрявшим: подвозка воды, лекарств.

3 июля появилось сообщение, что с 15.30 будут закрыты десяток важных транспортных перекрестков. Я ехала с 15 до 16 часов через один из них, машины продвигались крайне медленно, но продвигались, я не опоздала. Обратно, в 18 часов я ехала в автобусе по совершенно пустым улицам. Народ, напуганный предыдущими пробками и беспорядками, остался дома. Всегда переполненное шоссе Аялон было пусто как утром в субботу, машины по нему мчались со скоростью ветра. Внезапно наш автобус обступили несколько человек с фотоаппаратами. Десяток сели перед автобусом на асфальт. Пассажиры стали требовать, чтобы водитель открыл дверь. Водитель не мог понять, что дальше он проехать не сможет. Ведь только что перед ним была полупустая улица! В конце концов дверь он открыл, все вышли, я дошла до дому пешком. В немногочисленной толпе эфиопов было очень мало, считанные единицы. В основном были белокожие, абсолютно все с фотокамерами. Никто не бросал зажигательных смесей. Полицейских было больше, чем демонстрантов. Они были как пришибленные.

У нас на работе ассистентками работают две эфиопки. Они лучшие работницы поликлиники. Одна из них приехала в страну 7 лет назад; там не видела карандаша в глаза. Ее смекалка позволила бы ей стать врачом, если бы были средства. Наши эфиопские девочки тихие, скромные, умные, аккуратные, ответственные, открытые, дружелюбные... Да, я знаю, что все люди разные, но вот наши такие...
Учительница иврита и литературы нашей дочери была эфиопкой.

В Беер Шеве я преподавала ритмику в детских садах. Музыкальная одаренность эфиопских детей феноменальна. Чувство ритма - без комментариев. Гибкость в танце невероятная. Чуткость, желание учиться, все есть.
Вот бы их всех в оркестры, особенно ударных инструментов. Они бы на гастролях по всему миру зарабатывали бы деньги! И сами заняты были. И танцевальные ансамбли бы им организовать, и в спорт бы их отдать, на тренировки! Заняты бы были...
Главная проблема - занятость. Но умеют ли они работать? Женщины - да. А мужчины? Водители автобусов есть эфиопы. А еще? Я не знаю.

Депутат Кнессета -репатриантка из Эфиопии Пнина Тамно-Шата говорит, что каждый второй эфиопский подросток стоит на учете в полиции. В районы с компактным проживанием эфиопов девушкам и одиноким белым заходить не рекомендуется. Опасно.

Свои мысли об истории возникновения в Израиле эфиопов и их бунтах высказывает К. Певзнер - из своего опыта.

О том, что эфиопы - евреи, я узнала в 1991 году. Я тогда уже несколько месяцев жила в кибуце, и однажды увидела, как радуются люди в столовой: "Везут братьев!"

Немного предыстории. Я приехала в Израиль тогда, когда готовилось вторжение в Ирак сил коалиции в защиту Кувейта. Израиль в этом не участвовал, но 17-25 января 1991 года иракская армия успела выпустить по Израилю 39 ракет «Скад» советского производства, причем Саддам грозился, что эти ракеты будут химическими. Израильтянам раздали противогазы, и во время атак мы сидели в герметизированных комнатах. Я была беременной и радовалась этому, иначе пришлось бы младенца прятать в противогаз - аквариум.

Так как в антииракской коалиции участвовали арабские страны, то они предупредили США: если Израиль выпустит по Ираку хотя бы одну ракету, мы из коалиции выйдем. И Америка сказала Израилю: "Сиди тихо и не рыпайся, я сама всё сделаю. Вот тебе противоракеты Патриот, и будет с тебя".

Израиль сидел тихо. Рядом воевали, а нам было запрещено. Наконец, война закончилась, и общее состояние страны на тот момент было депрессивным. Как же так, сидим, как оплеванные. В нас стреляют, а мы даже ответить не можем. Надо что-то предпринять, чтобы поднять боевой дух.

Эта операция выглядела как реванш. 24 мая была организована операция, в течение которой за 36 часов было вывезено 14 325 человек. Она получила название "Операция Соломон" или "Мивца Шломо".

Израильтяне радовались: "Мы молодцы! Мы спасли евреев! Мы герои!" На фоне этого ежедневное рутинное прибытие русских евреев по 500-800 человек в день, их расселение и устройство их жизни никого не интересовало. То, что прибывают образованные специалисты, а не люди, которые выбрались прямиком из отсталой страны, не считалось преимуществом. "Эфиопы - они тихие и милые", - говорили израильтяне. В них бешено играл патернализм.

Как-то у меня произошел разговор с одной кибуцницей.
- Вы, русские, приезжаете, и среди вас полно гоев, - сказала она мне. - А у меня дочь, я ее выдам только за еврея.
Я хмыкнула:
- Вон сколько эфиопов привезли. И все евреи. Чем не женихи для твоей дочери?
Она зло на меня посмотрела и отвернулась.

А дальше начались проблемы...
Дальше стали думать, что делать с эфиопами. Их поселили в центрах абсорбции, где было установлено правило: жить не более года. Потом иди куда хочешь. Но не для эфиопов. Это русских ставили перед фактом. Эфиопы - бедные, и им идти некуда. Русские шли в министерство абсорбции и просили социальное жилье. Его было мало.

В 1994 году я стала работать в министерстве абсорбции. Критерии получения социального жилья были такие: матери-одиночки, пенсионеры, инвалиды. Но к нам стали толпами приходить молодые здоровые парни-эфиопы от 18-ти и больше. Требовали квартиры. Как им не объясняли, что они не подходят под критерии, они не понимали, и продолжали требовать. И только спустя некоторое время я поняла, почему это происходило: в Эфиопии есть обычай. Когда сыну исполняется 18 лет, его выгоняют из дома. Он уже взрослый и должен жить сам. Там все просто: сын берет глину, ветки и строит себе мазанку-приставку к дому родителя. Там, как бы отдельно, и живет.

Но в Израиле невозможно пристроить мазанку к комнате в центре абсорбции. А родители не понимали: завещано обычаями выгонять из дома в 18 - иди куда глаза глядят, даже несмотря на то, что изменились обстоятельства.

И вот приходит ко мне на прием парень-эфиоп. Интеллигентное лицо, опрятно одет в брюки и рубашку, на шее крестик. Просит квартиру. Я ему говорю, мол, милый мой, ну, не подходишь ты по критериям. Он:
- Что же мне делать? Мне 18, скоро в армию, а пока мачеха, это вторая жена отца, не разрешает мне открывать холодильник и выгоняет из дома.
- Как же ты живешь?
- Даю уроки английского.

Я ответила, что опишу его просьбу и подам прошение начальству. Он ушел. А моя коллега, сидящая напротив, сказала мне:
- Парень - христианин, правда?
- Да, у него на шее был крестик.
- Эфиопия - единственная страна в мире, где у христиан, по статистике, образование лучше, чем у евреев.
- Это как? - удивилась я.
- Дело в том, - сказала моя коллега, что Эфиопия с древности христианская страна, и ее жителей никогда не забирали в рабство. Когда приходили скупщики живого товара, эфиопы говорили, что они - христиане, и их оставляли в покое. Потом в Эфиопию зачастили итальянские миссионеры. Они строили большие общественные места, церкви, школы. К ним шли учиться дети христиан, потому что других школ не было. А евреи хватали своих детей и уходили вглубь пустыни, чтобы итальянские миссионеры не научили их детей чему-то плохому. Потому-то фалаши (эфиопы, исповедующие иудаизм), такие отсталые. Они просто ничему не учились. А на священном языке геэз говорят только их религиозные деятели.

Здесь, в Израиле, эфиопскими детьми вплотную занялась религиозная партия североафриканских евреев. Детей забирали из семей и отправляли в интернаты. Там их кормили, прививали какие-то социальные навыки, и обучали Торе. В обычных школах эфиопов почти не было.
(...)
В 1996 году я занимала должность координатора по выдаче удостоверений и прав. Моей обязанностью было проверять права репатриантов на получение повышенной ипотеки. И я сама ставила печать репатриантам из Эфиопии в удостоверение нового репатрианта, что они имеют право на льготную ипотеку в 97% безвозвратной части, с ежемесячной выплатой в 117 шекелей.

Поймите меня правильно, я была тогда матерью-одиночкой с двумя маленькими детьми. Муж не платил алименты, моя зарплата брутто составляла около 1500 долларов. Я платила за квартиру 450 долларов в месяц, и это была жуткая квартира с потолком, с которого сваливалась мне и детям на голову штукатурка. Я не могла позволить себе купить квартиру, потому что у меня просто не было денег, я выкраивала как могла. И в это самое время я, сидя в чистой одежде, в присутственном месте, штамповала эфиопам выдачу дармовой ипотеки. Вы представляете мои чувства? Мне даже не дали социальное жилье, хотя я имела все права. Мне просто сказали: "Ты работаешь тут, и могут сказать, что дали своей в обход закона. Ты сильная, ты справишься". Я себя уговаривала, что они не знали грамоты, не видели никогда в жизни самолетов, жили в саманных хижинах в пустыне, но знали: происходит чудо, и скоро они будут в стране, где нет смерти, и где все счастливы. Где царь Соломон познал их прародительницу – царицу Савскую и она родила первого царя Абиссинии, и от которого ведет род их свергнутый монарх. Я была романтичной девушкой. Ну а потом приехал папа и привез немного денег. Квартиру я купила. В эфиопском районе. Почему?

Эфиопских евреев расселили по общежитиям, их учили ивриту и пользованию электроприборами, но переход из каменного века в двадцатый для многих оказался непосильным. Не находящие себе места в этом новом мире люди втянулись в наркотики, участились случаи самоубийства от тоски, а также насилия над близкими. Из районов, где государство покупало им квартиры, стали убегать жители, продавая свои дома за копейки – цены стремительно ползли вниз, потому я там и купила, денег было в обрез. Их не брали на работу, потому что они не имели понятия о восьмичасовом рабочем дне, не знали часов, никогда не видели инструментов. А когда умирал даже не родственник, а член их хамулы, то это было уважительной причиной встать и уйти на похороны троюродного племянника сестры бабушки. А еще они пристрастились к пиву и быстро хмелели от него.

И вдруг оказалось, что в эфиопской общине высокий уровень заболевания СПИДом, туберкулезом и гепатитом. Первый их протест начался из-за крови.

В 1996 году произошел такой случай: во время массовой сдачи крови солдатами, один парень заметил, что на пакете с только что сданной им кровью, медбрат написал "Эфиопия" и отложил порцию в сторону.
Как потом оказалось, был тайный приказ министра здравоохранения кровь брать, но не использовать, потому что в эфиопской общине высокий процент СПИДа. И если проверять на СПИД каждую порцию крови, то она будет золотой. Дешевле выбросить, не привлекая внимания.

Солдат рассказал об этом члену Кнессета от эфиопской общины, и разгорелся скандал. В Иерусалиме произошло кровавое столкновение десятков тысяч эфиопов с полицией. Горели машины, демонстрантов разгоняли из брандспойтов. Они кричали: "Нас дискриминируют! Мы пришли сюда по зову крови, а они..."

На телевидении шли нескончаемые дебаты на тему: прав или нет министр здравоохранения, что отдал приказ уничтожать кровь эфиопов. Приводились страшные данные о том, что четверть общины заражена СПИДом и гепатитом. Министр, защищаясь от нападок, в прямом эфире предложил перелить желающим эфиопскую кровь. На вопрос одному из членов Кнессета, особенно активно громившего расистское постановление министра, хотел бы он, чтобы его дочь вышла замуж за эфиопа, тот воскликнул "Я был бы горд!". И тем самым показал свою сущность: если человек не расист, то ему абсолютно все равно, какого цвета избранник его дочери.

После этого случая общество встрепенулось. То, что Израиль погряз в противоречиях, и теория "плавильного котла" себя не оправдала, догадывались давно, но именно сейчас у всех общин появился чувство осознания корней. Если раньше все считали себя нивелированными "строителями нового общества", то сейчас на первое место вышла гордость за свою непохожесть на других. Как грибы росли разные землячества и кружки любителей испанского, болгарского и других языков. Русский театр стал лучшим в Израиле, а молодые эфиопы обоего пола заплели волосы в мелкие косички и начали подражать в одежде и манере поведения афроамериканцам, также идеализирующим культуру черного континента. Думаю, что и манеру переворачивать и сжигать машины на демонстрациях протеста они тоже взяли у афроамериканцев.

В 2005 году я стала работать на бирже труда. Я занималась тем, что помогала безработным, не знающим иврит, оформлять инвалидность. В основном, это были люди двух групп: выходцы из бывшего СССР среднего возраста с набором болячек, запущенных на бывшей родине, и молодые эфиопы, больные СПИДом.

В 2014 произошел случай: в Кнессет приехала передвижная станция забора крови. И медики "скорой помощи" ответили категорическим отказом принять кровь у репатриантки из Эфиопии, депутата Кнессета от партии "Еш Атид" Пнины Тамно-Шата. Потом взяли, но предупредили, что выкинут.

А теперь цитирую сайт "Орбита": Комиссия министерства здравоохранения Израиля, которая проводила расследование по фактам отказа от крови доноров, родившихся в Эфиопии, признала подобную практику сегрегационной, расистской и нарушающей основные права человека.

Как сообщает сегодня Второй канал ИТВ, на протяжении последних 20 лет с подачи Минздрава Израиля "Банк крови" (одна из внутренних служб организации МАДА) исполнял требования циркуляра, предписывавшего полный отказ от донорства для репатриантов из Эфиопии, даже если они приехали в Израиль несколько десятилетий назад.

Это объясняется опасениями перед сложными инфекционными заболеваниями, которые якобы содержатся в крови доноров из Африки и могут быть занесены в организм реципиентов в результате переливания крови в больничных условиях.

Уже с начала следующего года репатрианты из Эфиопии смогут быть донорами крови при условии, что они приехали в Израиль более 10 лет назад. Другими словами, расистская практика сегрегации при донорстве крови, которая характеризует общий настрой официальных инстанций в отношении репатриантов, будет отменена лишь частично.

Вы называете это расизмом?

Я обещала рассказать о фалашмуре. Эфиопские евреи, фалаша (на языке геэз — «пришельцы», «выходцы»); самоназвание бета Исраэль («дом Израиля») — этнолингвистическая группа (община) евреев, которая до массовой алии в Израиль (начало 1980-х) проживала в основном в северной и северо-западной Эфиопии. К этому периоду община насчитывала около 45 тыс. человек..." (из Википедии)
В настоящее время в Израиле живут (по данным Сохнута) около 160 тыс. выходцев из Эфиопии. Можно допустить, что это естественный прирост, но мне кажется, что сюда завезли эфиопов-христиан. Тут я встаю на зыбкую почву статистики, которая практически "наглая ложь", и не понимаю, почему русских христиан по ЗОВу (Закону о возвращении) привозить нельзя, а эфиопов-христиан можно.

Израильское общество по сути расистское, и забывает о своих различиях только перед лицом внешней угрозы(...)

Я уже рассказывала о том, какие ипотеки даются эфиопам, но это положительная "дискриминация", а вот, что рассказал мне френд, уезжавший в Канаду. Он продавал квартиру, и к нему обратилась семья эфиопов. Нормальные люди, работают, двое детей. Им понравилась квартира, и они захотели ее купить.
Вечером того же дня к владельцу квартиры постучались обеспокоенные соседи и умоляли не продавать квартиру эфиопской семье, потому что иначе их квартиры упадут в цене. Не помню, что сделал френд, да и как на него могли повлиять?

Еще слышала, сама не знаю, правда это или ложь. Что сейчас привоз эфиопских неевреев - это большой бизнес. Там люди правдами и неправдами добиваются, чтобы их признали евреями, и позволили приехать в Израиль. Здесь устраивают фиктивные браки, только чтобы оттуда за большие деньги (откуда у эфиопов большие деньги?) привезти нееврейскую жену или мужа. Положа руку на сердце, скажите, что "русские" этим не занимались никогда?

Далее, в израильском обществе существует два противоположных мнения об эфиопах. Они и тихие, и агрессивные. Как это так выходит? Дело в том, что у эфиопов оскорбление словом считается тяжелее оскорбления действием. Они могут тут же броситься в драку, и потом продолжать общаться, но если назвали его дурным словом - это враг на всю жизнь. Как мне рассказывал мой друг, служивший по ночам добровольцем в полиции, большинство вызовов происходит именно по поводу эфиопских драк, отягощенных пивом. Почему-то пиво на них странно действует.

Когда я работала в министерстве абсорбции, то была свидетелем случаев, когда эфиопский муж убивал жену. Вот брал топор и всё. Почему? Женщины в Израиле почувствовали свободу и защиту, и, скорее всего, в пылу спора называли мужчин табуированными словами, которые невозможны были в Эфиопии. Ну а что может ответить человек, чей лексикон не так богат? Только взяться за топор.

Еще пример положительной дискриминации: чтобы подтвердить права на вождение семитрейлера - большетонного грузовика, надо взять несколько уроков и сдать экзамен. Стоит это 15000 шек - это 4000 долларов. Сумма немалая. Я работала на бирже труда. Эфиопам этот курс оплачивала наша контора. Когда ко мне обращался русский, и тоже хотел этот курс, я лишь разводила руками. Не положено.

* * *
Обобщая все вышесказанное, делаю вывод: реванш - это всегда ошибка. Израиль захотел взять реванш за унижение в войне с Саддамом Хусейном. Сейчас, через 28 лет, нам всем показали, что не бывает безболезненного скачка из каменного века в цивилизованный мир, какими мы не были бы толерантными. Дни эфиопской культуры в Израиле закончились.

И еще от Керен Певзнер:
Героизация
Стою на кухне у плиты, готовлю сыну обед. Окно открыто, на окне мой маленький огородик (...). Лепота.
И вдруг в это открытое окно влетает камень. Я бросаюсь к окну и вижу, как маленький эфиоп замахивается еще одним. Я кричу изо всех сил: "Ты что делаешь?!" Он убегает, и за ним еще двое, постарше, на заднем плане.
Я живу здесь 20 лет. Мне никто никогда не бросал камни в окно. Вы знаете, что произошло? Произошла героизация тех бесчинствующих парней, которые жгли и переворачивали машины, бросали камни.

Вот что страшно. Для детей и подростков эфиопской общины они - герои, и эти дети уже берут с них пример.
Tags: Израиль, перепост, размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments