in_es (in_es) wrote,
in_es
in_es

Categories:

Дж. Сэлинджер, "Над пропастью во ржи". Памятник на земле предков

На левом берегу Немана на литовской границе располагается комплекс сторожевых курганов Сударгас. Их всего пять: Балнакальнис, Жидкапис, Бевардис, Пилайте и Ворпилис. В историческом, археологическом и культурном смысле этот комплекс курганов считается главнейшим после Кернаве. В средневековье тут располагалась важная защитная линия при битвах с крестоносцами, крупнейший оборонительный центр. Сегодня глаз посетителей радует синева ленты Немана, открывающаяся взору с вершин 5 сторожевых курганов.







Сударгас был еврейским штетлом. Название кургана Žydkapis означает еврейская могила, кладбище. В этих местах жили Соломон Залингер (זלינגר) и Сара Кан, родители прадедушки американского писателя Джерома Давида Сэлинджера. Здесь в 1828 году у них родился прадед писателя, Хайм Иосиф Залингер (по-литовски Zalingeris, по-немецки Salinger). Прабабушка писателя Дора Шерешевская (музыканты меня поймут) родилась в 1833 году в Таураге.


Хайм Иосиф Зелингер. Портрет прадеда был у писателя.

Предки Сэлинджера жили на обоих берегах Немана: и в Сувалкии, и в Жемайтии. Дед писателя Шимон (Саймон) Залингер родился 21 сентября 1860 года в Таураге, бабушка - Фаня Каплан - в июле 1865 года в деревне Баронишкяй.
В Сударге был еврейский пункт записи актов гражданского состояния (метрикационный пункт), семья Залингеров жила, по сути, в соседней деревне Кидуляй, там же недолго жил и некий прусский король Фридрих Вильгельм Третий, они были соседи, как тесен мир...
Фамилия Залингер, скорее всего, происходит от немецкого города Solingen.
Это были сведения из литовских архивов, ИСТОЧНИК.

А теперь сведения из книги Ирины Галинской "Дж. С. Сэлинджер и М. Булгаков в современных толкованиях". Она пересказывает работу двоюродного брата писателя, Джея Голдберга "Семейный альбом. Сэлинджеры".
Дедушка Симон Сэлинджер... когда ему было двенадцать лет, он сбежал из дому и скитался по Европе, поскольку городок, в котором он жил, принадлежал Пруссии. Однажды беспризорного мальчика увидели раввин Марис Каплан и его жена и взяли в свою семью, где уже было семеро детей. В 1867 году семейство Капланов эмигрировало в Америку.

Совершенно другая версия изложена в книге серьезного исследователя жизни и творчества Сэлинджера Кеннета Славенски ИДЯ ЧЕРЕЗ РОЖЬ.
Прадед Сонни, Хаим Иосиф Залингер, перебрался из Сударгов в место пооживленнее — в городок Тауроген (Таураге - И.З.) — и взял там себе жену из хорошей еврейской семьи. Дж. Д. Сэлинджер обессмертил прадеда в образе клоуна Зозо, всегда почитал его как основателя рода и постоянно ощущал его загробное покровительство. Хаим Иосиф никогда не покидал пределов России и умер за девять лет до рождения правнука. Сэлинджеру он был знаком только по фотографии: на ней запечатлен преисполненный благородства пожилой крестьянин в длинном черном лапсердаке, с пышной седой бородой и громадным носом — в раннем детстве, признавался Сэлинджер, он этого носа побаивался.

В 1881 году дед Сонни, Шимон Залингер, отправился на поиски лучшей доли в Америку. Там он стал зваться Саймоном Ф. Сэлинджером и вскоре по прибытии женился на Фанни Копланд, как и он сам приехавшей в Штаты из Литвы. После свадьбы, сыгранной в городе Уилкс-Барре, штат Пенсильвания, молодые перебрались в Огайо и поселились в одном из многочисленных иммигрантских районов Кливленда. Шестнадцатого марта 1887 года у них родился отец Сонни, Соломон, второй из пяти выживших детей.

...Саймон стал прообразом дедушки Холдена Колфилда, симпатичного старика, который смущал внука тем, что во время поездки на автобусе вслух читал вывески. Саймон Сэлинджер умер в 1960 году, совсем немного не дожив до ста лет.

В самом начале «Над пропастью во ржи» Холден Колфилд говорит, что не станет рассказывать о том, что делали его родители до его рождения, — «словом, всю эту давид-копперфилдовскую муть». «У моих предков, — поясняет Холден, — наверно, случилось бы по два инфаркта на брата, если б я стал болтать про их личные дела».
Нежелание разглашать личное явно досталось родителям Холдена в наследство от матери и отца самого Сэлинджера. Соломон и Мириам редко вслух вспоминали о своем прошлом, тем более в присутствии детей. Дорис и Сонни (Дж.С. - И.З.) впитали этот царивший в семье дух закрытости и тоже всегда всеми силами старались оградить себя от постороннего внимания.


Отец Джерома Давида Сэлинджера Соломон Сэлинджер.

Джером Дэйвид Сэлинджер

Дальнейшую биографию писателя предлагаю прочесть на вышеупомянутом сайте: очень познавательно.

Именно эта книга дала толчок литовскому баскеболисту и телепродюсеру Роландасу Скайсгирису и журналисту Аудрюсу Саурусявичюсу увековечить память о писателе в местах, где жили его предки. "Для меня мои родные места важнее, чем вся родина, - говорит Р. Скайсгирис, который родом из Судоргского края (Шакяйский район). - Поэтому я их стараюсь всячески популяризовать, будь то баскетбол, исторические факты или документальные фильмы".



Так возник и осуществился замысел памятника Сэлинджеру и его роману "Над пропастью во ржи". На его открытии 19 июня сего года присутствовали министр культуры Литвы Миндаугас Кветкаускас, подчеркнувший, что книги писателя пробуждают стремление к свободе - внутренней и внешней, председатель еврейской общины Фаина Куклевская, актер Андрюс Бялобжескис читал отрывки из знаменитой книги.



Автор скульптуры Нериюс Эрминас хотел подчеркнуть многозначность романа нетрадиционным решением. Скульптура писателя к местности бы не подошла. Пустой силуэт, через который открывается вид на чудесный мир - уже говорящая деталь. "Скульптура очень иллюстративна: человек-персонаж и рожь. Специально выбраны чужеродные для среды материалы. Мне казалось, что бетон, металл, сталь ассоциируется с американской архитектурой. Но все смягчают литовские силуэты колосьев ржи и человека. Скульптура стоит как бы на пороге: рядом идет жизнь, а с другой стороны - прошлое. Каждый может встать на место силуэта и почувствовать себя персонажем писателя, прожить историю персонажа".
Памятник стоит на высоком холме, как бы над пропастью. У Сэлинджера есть такие строки:

Я себе представил, как маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи. Тысячи малышей, и кругом — ни души, ни одного взрослого, кроме меня. А я стою на самом краю скалы, над пропастью, понимаешь? И мое дело — ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут, а тут я подбегаю и ловлю их, чтобы они не сорвались. Вот и вся моя работа. Стеречь ребят над пропастью во ржи. Знаю, это глупости, но это единственное, чего мне хочется по-настоящему. Наверно, я дурак.

Tags: Литва, книги
Subscribe

  • Украшать все вокруг себя своими руками

    Именно эта черта, среди прочих, особенно импонирует мне в литовцах. В свободное от работы и бытовых хлопот время не лечь на диван перед телевизором…

  • Художественные выставки в современных условиях

    В ноябре прошли две выставки, где участвовали мои родственники. Из-за пандемии работы были выставлены внутри помещений, за стеклом, близко к…

  • О любви

    Сейчас ноябрь, и признание в любви немного запорошил снег. Вот как оно выглядит сейчас. Видите надпись на противоположном берегу? Художник…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

  • Украшать все вокруг себя своими руками

    Именно эта черта, среди прочих, особенно импонирует мне в литовцах. В свободное от работы и бытовых хлопот время не лечь на диван перед телевизором…

  • Художественные выставки в современных условиях

    В ноябре прошли две выставки, где участвовали мои родственники. Из-за пандемии работы были выставлены внутри помещений, за стеклом, близко к…

  • О любви

    Сейчас ноябрь, и признание в любви немного запорошил снег. Вот как оно выглядит сейчас. Видите надпись на противоположном берегу? Художник…