in_es (in_es) wrote,
in_es
in_es

Categories:

Перечитывая Стругацких. "Обитаемый остров"

Последнее время мало читаю нового, больше перечитываю. То, что, как казалось, отдалилось навсегда, снова приблизилось вплотную...

Данные об экономическом положении Страны Отцов хранятся в строжайшем секрете, но каждому ясно, что положение это – дерьмовое, массаракш-и-массаракш, а когда экономика в дерьмовом состоянии, лучше всего затеять войну, чтобы сразу всем заткнуть глотки.

Государственная идеология в Стране Отцов построена на идее угрозы извне. Сначала это было просто вранье, придуманное для того, чтобы дисциплинировать послевоенную вольницу, потом те, кто придумал это вранье, ушли со сцены, а наследники их верят и искренне считают, что Хонти точит зубы на наши богатства. А если учесть, что Хонти - бывшая провинция старой империи, провозгласившая независимость в тяжелые времена, то ко всему добавляются еще и колониалистские идеи: вернуть гадов в лоно, предварительно строго наказав...

Стучали колеса, вопил паровоз, несло гарью в маленькое зарешеченное окошечко, а за окошечком проносилась унылая безнадежная страна, страна беспросветных рабов, страна обреченных, страна ходячих кукол…



Но сейчас Неизвестным Отцам выгодно нас травить, это отвлекает народ от внутренних проблем, от коррупции финансистов, загребающих деньги на военных заказах и на строительстве башен. Если бы нас не было, Отцы бы нас изобрели…

Кстати, Вепрь, имейте в виду и расскажите своим друзьям. Вы живете не на внутренней поверхности шара. Вы живете на внешней поверхности шара. И таких шаров еще множество в мире, на некоторых живут гораздо хуже вас, а на некоторых – гораздо лучше вас. Но нигде больше не живут глупее…

До чего же жуткие эти уроды, смотреть страшно... Но дальше пошло еще страшнее.
Та же куча мутантов, но уже сгоревшая. Тип - поодаль, нюхает цветочек, беседует с другим типом, повернувшись к трупам спиной...
Огромное дерево в лесу, сплошь увешанное телами. Висят кто за руки, кто за ноги, и уже не уроды - на одном клетчатый комбинезон воспитуемого, на другом черная куртка гвардейца.
Горящая улица, женщина с младенцем валяется на мостовой...
Старик, привязанный к столбу. Лицо искажено, кричит, зажмурившись. Тип тут как тут - с озабоченным видом проверяет медицинский шприц...
Потом опять повешенные, горящие, сгоревшие, мутанты, каторжники, гвардейцы, рыбаки, крестьяне, мужчины, женщины, старики, детишки... целый пляж детишек и тип на корточках за тяжелым пулеметом, здесь он улыбается... панорамный снимок: линия пляжа, на дюнах - четыре танка, все горят, на переднем плане две черные фигурки с поднятыми руками... Хватит.
Гай захлопнул и отшвырнул альбом, посидел несколько секунд, потом с проклятием сбросил все альбомы на пол.
- Это ты с ними хочешь договариваться? - заорал он Максиму в спину. - Хочешь их привести к нам?! Этого палача!? - Он подскочил к альбомам и пнул их ногой.
Максим выключил приемник.
- Не бесись, - сказал он. - Ничего я уже больше не хочу. И нечего на меня орать, сами вы виноваты, проспали свой мир, массаракш, разорили все, разграбили, оскотинели, как последнее зверье! Что теперь с вами делать? - Он вдруг оказался возле Гая, схватил его за грудь. - Что мне теперь делать с вами? - гаркнул он. - Что? Что? Не знаешь? Ну, говори!
Гай молча ворочал шеей, слабо отпихиваясь. Максим отпустил его.
- Сам знаю, - сказал он угрюмо. - Никого нельзя приводить. Кругом зверье... на них самих насылать нужно... - Он подхватил с пола один из альбомов и стал рывками переворачивать листы. - Какой мир загадили, - говорил он. - Какой мир! Ты посмотри, какой мир!..
Гай глядел ему через руку. В этом альбоме не было никаких ужасов, просто пейзажи разных мест, удивительной красоты и четкости цветные фотографии - синие бухты, окаймленные пышной зеленью, ослепительной белизны города над морем, водопад в горном ущелье, какая-то великолепная автострада и поток разноцветных автомобилей на ней, и какие-то древние замки, и снежные вершины над облаками, и кто-то весело мчится по снежному склону горы на лыжах, и смеющиеся девушки играют в морском прибое...
- Где это все теперь? - говорил Максим. - Куда вы все это девали, проклятые дети проклятых отцов? Разгромили, изгадили, разменяли на железо... Эх, вы... человечки...


Очень много злости, очень много страха, очень много раздражения… Они все здесь раздражены и подавлены, то раздражены, то подавлены.
Tags: книги
Subscribe

  • Скупой платит дважды

    Развившись, волос поредел. Иннокентий Анненский Лет 15 тому назад мне попалась статейка какого-то писаки, в которой говорилось, что так же, как…

  • Новый автобус

    У нас добавили некоторое количество новых автобусных маршрутов, и мы интенсивно интересуемся, который куда идет. Например, внезапно оказалось, что от…

  • Два диалога

    А. Здравствуйте, доктор! 2 марта я сопровождала своего мужа в глазную поликлинику и отпросилась с работы. Дайте мне, пожалуйста, больничный на этот…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • Скупой платит дважды

    Развившись, волос поредел. Иннокентий Анненский Лет 15 тому назад мне попалась статейка какого-то писаки, в которой говорилось, что так же, как…

  • Новый автобус

    У нас добавили некоторое количество новых автобусных маршрутов, и мы интенсивно интересуемся, который куда идет. Например, внезапно оказалось, что от…

  • Два диалога

    А. Здравствуйте, доктор! 2 марта я сопровождала своего мужа в глазную поликлинику и отпросилась с работы. Дайте мне, пожалуйста, больничный на этот…