in_es (in_es) wrote,
in_es
in_es

Categories:

Приключения в Средней Азии, или Беспечность молодости

На старости я сызнова живу,
Минувшее проходит предо мною

А. Пушкин
И если я живу на свете,
То лишь из-за одной мечты:
Мы оба, как слепые дети,
Пойдем на горные хребты.

Н.Гумилев

Горящая путевка. Наставления друзей. Сборы в дорогу

В 80-х годах я работала учительницей фортепиано в детском секторе Ленинградского дома ученых в Лесном. К концу мая, когда все экзамены и классные концерты отыграны, ученики получили новую программу и выразили желание удалиться на каникулы, то есть работы больше не было до самого сентября, я заметила на доске объявлений следующую надпись: «Горящая путевка в Узбекистан! Ташкент – Тянь-Шань – Ферганская долина - Памир - Ташкент! 3 недели, всесоюзный маршрут!» И какая-то смехотворно низкая цена типа 70 рублей, не считая дороги.
Ленинградский Дом ученых в Лесном

Оглянув за секунду мысленным взором всю свою будущую жизнь, я ясно увидела, что возможности побывать в Средней Азии у меня больше не будет, и робко постучалась в профком.
Экспансивная Руфина Викторовна схватила меня в объятия и горячо заверила, что – «нет, нет, не одна, конечно, мы тебя одну не отпустим, твоя коллега Оля Н. тоже хочет ехать, и не хочет одна!»
Участь моя была решена. Мы с Олей срочно стали собираться в дорогу: тур должен был начаться завтра или начался вчера. Мне позвонил папа моей частной ученицы и дал мне подробные инструкции. «Вы ведь впервые едете в Среднюю Азию? Тогда слушайте меня внимательно.
В долинах – Ташкент, Фергана, - вам будет очень жарко. Если вы выйдете на улицу в платье с короткими рукавами, то немедленно сгорите и дальнейшее путешествие будет вам не в радость. Вы просто обязаны ходить там в платьях с длинными рукавами, причем платье должно быть белого цвета. В горах же, несмотря на лето, будет холодно, и вы должны взять с собой куртки, теплые носки и свитера.
Кроме того, ехать в Узбекистан и не увидеть самых красивых мест – Хиву, Бухару, Самарканд, - просто преступление. Постарайтесь, будучи там, каким-то образом посетить хотя бы Самарканд».
Сомневаться в его компетентности мне в голову не пришло. Кандидат физико-математических наук, снабжавший меня книгами Скотта Фицджеральда, не вызывал у меня подозрений. Поэтому всю эту информацию я выдала Оле.
Проблему с Самаркандом мы решили просто. Взяли билеты туда до Ташкента, а оттуда из Самарканда, решив после окончания тура поехать в Самарканд самостоятельно и за день все там осмотреть.
С белыми платьями оказалось хуже.
- У меня есть только одно белое платье – свадебное, - сказала Оля. – Оно с длинными рукавами. Я отпорю от него нижний подол, и оно будет выглядеть вполне прилично, чуть ниже колен.
- У меня тоже нет белого платья с длинными рукавами. Но позавчера бабушка сшила мне ночную рубашку с пояском. У нее длинные рукава, и она белая, в мелких розовых цветочках.
На том и порешили.

Ташкент построен в лучшей части света,
Он весь - в просторной синей чаше гор,
И в знойные сорокоградусные лета
Здесь ветром омывается простор.

Неизвестный автор

Долетев до Ташкента и добравшись до гостиницы «Москва», мы получили ключ от двухместного номера на 22 этаже и легли спать. Нам там понравилось. Было не жарко, так как дул вышеупомянутый ветер. При совершенно закрытых окнах занавески «висели» горизонтально. То есть они даже не полоскались по ветру, а ровно лежали. Это зрелище завораживало. Но у нас были дела поинтересней, чем медитировать на лежащие под потолком занавески.. Приняв гордый и независимый вид, с утра мы вышли прогуляться по столице Узбекистана в свадебном платье и ночной рубашке. Я вынуждена отдать должное местным жителям: нас не забросали камнями, не забрали ни в сумасшедший дом, ни в другое какое заведение. Но после первой же прогулки свои белые одежды мы спрятали на дно чемоданов.
Искать своих спутников по всесоюзному маршруту мы не спешили. Мы сами выяснили, какие достопримечательности есть в Ташкенте, и первым делом пошли в музей изобразительных искусств.
Ташкент. Музей изобразительного искусства

Изумлению нашему не было предела. Русская живопись! Кипренский, Куинджи! Западноевропейская! А сколько полотен Рериха! Несколько десятков, несколько залов – пять? шесть? одного только Николая Рериха! (Видимо, была его выставка, на которую мы так удачно попали).
Мы наслаждались там два или три часа, пока не замерзли. В музее поддерживается температура, необходимая для живописных шедевров, +21 градус. Поэтому мы потом погрелись у входа в музей на скамеечке, среди роз. Вы знаете, какие в Ташкенте розы? Они величиной с тарелку!
На экскурсии по Ташкенту мы побывали со своей группой. Нас поразили медресе и мечети.

Медресе Кукельдаш

Медресе Укальдош

Центральная пятничная мечеть Ташкента

Очень приятно было слышать чистый русский язык экскурсоводов. Нас засыпали цитатами из стихов Омара Хайяма, Бабура и других восточных поэтов. Именно тогда я запомнила на всю жизнь:
«Чтобы мудро жизнь прожить, знать надобно немало.
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
Ты лучше будь один, чем с кем попало»

Долгое время для меня это было непререкаемой истиной, пока наконец я не поняла, что даже к этому изречению необходимо подходить с известной мерой разумности… И кто мы такие, чтобы судить, есть ли этот человек «кто попало» или посланный нам судьбой учитель на данном отрезке времени…

А вечером мы пошли в Театр оперы и балета имени Навои. Узбекский театр оперы и балета им. Алишера Навои

Шел балет Родиона Щедрина «Анна Каренина». В Ленинграде этот балет не шел, и нам с Олей было интересно его посмотреть и вообще побывать в театре. И музыка, и постановка, и танцовщики – все было прекрасно. Только нам показалось, что Вронский танцевал в узбекских национальных сапогах. За неимением фрагмента ташкентской постановки предлагаю посмотреть фрагмент балета в другой постановке, он открывается сразу с офицерских сапог, которые привлекли наше внимание в Ташкенте.

Вечером мы возвращались в гостиницу через парк. Было темно, но многолюдно и шумно. По дорожкам быстро передвигались пары и крупные мужчины в европейских, однако, костюмах, и прыгали жабы. Если вы уже знаете, каких размеров в Ташкенте розы, то теперь вы сможете себе представить, каких размеров там жабы. С тарелкой не сравню, а с хорошую крысу – да. Они скачут по дорожкам парка так же спокойно и в таких же количествах, как в Ленинграде кошки или собаки.

А Чимганские гоpы цаpят вдалеке
И безумно пpекpасны собою

С. и Т. Никитины

Через 3 или 4 дня нас со всей группой – человек 20 там было, в основном из Сибири и Белоруссии, повезли к горе Большой Чимган. Вот как пишет о ней википедия. «Одна из высочайших вершин (3309 м) в отрогах Чаткальского хребта западного Тянь-Шаня. Расположена на севере Ташкентской области Узбекистана в 80 км к востоку-северо-востоку от Ташкента» http://www.marshruty.ru/Places/Place.aspx?PlaceID=2c1d2c01-707a-4d7e-a427-aa0c9f1bf6e8
Нас привезли вечером, было пасмурно. Мы увидели гору и легли спать. А на утро были потрясены: оказывается, мы видели ничтожную часть этой горы. Плотное облако висело так низко, что мы приняли подоблачную часть горы за всю гору целиком. Главная, верхняя часть горы висела над нами как… Сравнение невозможно подобрать. Одно было ясно: горы – живые существа. Они постоянно меняются. И понятно, отчего происходят землетрясения. Горе просто надоедает неподвижно стоять на одном месте.
Нас повели на прогулку между гор, вдоль ручья. Было самое начало июня. Травы, деревья, - все цвело. Как передать запах цветущей весны в горах? Как рассказать о нежности напоенного ароматом воздуха? «Воздух был чист и свеж, как поцелуй ребенка»? Да, и более того. В благоухании этом, казалось, можно было купаться…

Александ Немакин. Весна в горах

Цвета в горах совершенно иначе воспринимаются. Вероятно, из-за отличий в почве и реальные цвета знакомых «объектов» иные. Морковка, скажем, не оранжевая, а желтая. Цветы алтея лекарственного не розовые, а желтоватые. Роза-шиповник тоже цветет желтым, а не розовым цветом. Своим взглядом фитотерапевта-любителя я это сразу отмечала.


На турбазе нас кормили кашами. Две каши на завтрак, две другие на обед, вечером еще какие-то третьи две разные каши. Сначала мы пополняли рацион купленными в Ташкенте фруктами. Потом фрукты закончились. Мы нарвали в горах листьев зеленого чеснока, приносили в столовую, клали охапками рядом с тарелками и ели с кашей: трудно ведь без овощей. Все дивились. Люди плохо знают ботанику и огородничество.
Узнав, что в двух автобусных остановках от турбазы находится Бричмулла, известная нам из песни Никитиных, мы с Ольгой поехали туда.


Обычная деревенька. На склоне горы. Пытались мы понять, где та чинара, которая «притулилась», но, видимо, это поэтический образ. Обратно шли пешком по шоссе и любовались ущельями, открывавшимися вдруг между гор.

Фергана.

О Фергане у меня осталось крайне смутное впечатление. Запомнился рассказ о бедствии края – селевых потоках, неожиданно смывающих населенные пункты, и огромные поля. Запомнились обсаженные платанами улицы, книжные магазины (мы купили там роскошный толстенный альбом «Хива» и подарочное издание двухтомника поэзии Бабура). Любовались мы и местными гончарными изделиями с замысловатыми узорами, и даже купили несколько ваз. фото из альбома «Фернана», http://fotki.yandex.ru/users/taurus-foto/date/2011-05-16?&p=2 - Риштанское гончарное искусство

В Фергане мы с Олей впервые увидели и попробовали фисташки и мушмулу. Мушмула японская

Шахимардан

«Отчего, гора красная, совсем красная, задавила ты гору черную, совсем черную? А ты, гора белая, совсем белая, зачем позволила раздавить гору черную, совсем черную?»
Ж. Санд. «Консуэло»
«В 55 км от Ферганы в живописной высокогорной области (1500 над уровнем моря) лежит город-курорт Шахимардан. Это потрясающей красоты место, затерянное среди гор Алайского хребта и омываемое с двух сторон речушками Ок-Су и Кок-Су. В семи километрах на юго-восток от Шахимардана находится озеро Куликуббон или Голубое Озеро. Оно образовалось после ряда сильных землетрясений в 1766 году. Озеро находится на высоте 1724 м. над уровнем моря. Длина озера составляет 170 м, ширина - 60 м, глубина - 5-10 м. К озеру ведет двухкилометровая канатная дорога.

Прохладный воздух, бурлящие реки и горные озера делают этот край великолепным местом для отдыха и путешествий. Впрочем, Шахимардан является также и священным уголком, местом религиозного паломничества», – так пишет сайт сайт Advantour
- http://www.advantour.com/rus/uzbekistan/shakhimardan.htm

Дорога на Шахимардан оказалась такой крутой и извилистой, горы нависали над ней такие высокие, а обрывы вниз были такие отвесные, что наши спутники, вернее, спутницы, неоднократно визжали от страха.

Горная дорога в Памире

Мы с Олей не визжали. Мы раскрыли рты и затаили дыхание, любуясь величием гор. Горы здесь оказались совсем не такие, как Чимган. Главное – они оказались разноцветными. Друг рядом с другом располагались действительно красная гора, желтая, коричневая, серая с черным и т.д.
В Узбекистане горными проводниками в нашей группе были выселенные крымские татары. В Чимгане проводник оказался слабохарактерный. Он однажды сводил нашу группу в цветущую долину, а затем мы оказались предоставленными сами себе. В Шахимардане высокий, красивый Нуриман оказался строгим и деловым. На него вешались женщины из нашей группы, и ему приходилось неоднократно появляться в паре со своей красавицей-женой. Строго-настрого он запретил нам выходить в горы без него, а, ведя нас в поход к Голубому озеру, велел всей группе идти позади нас. Сначала мы шли как хотели, но он заметил, что две самые молодые девчонки еле-еле плетутся и вот-вот отстанут от всей компании. Он дал мне руку, но это не помогло. Тогда он отдал приказ мне и Ольге идти впереди, и никому не обгонять нас. Это бесило всю группу, но спорить с ним было бесполезно.
С кем мы ходили на Зеленое озеро, я не помню. Помню только, что мы с Ольгой в этом горном озере купались. Температура воды была 13 градусов. Ни до того, ни после того я никогда не купалась в такой холодной воде. Завораживала чистота озера. Потом мы с Ольгой грелись, как Шурик и Нина в «Кавказской пленнице».
Зеленое озеро в Шахимардане

На турбазе Шахимардан я познакомилась с компанией латышей. Оказалось, что латыши (и литовцы, теперь я знаю) – заядлые альпинисты и горнолыжники. Латышская группа ходила в двух- и трехдневные походы в горы. С ними была пятилетняя девочка. Их проводник восхищенно рассказывал, какая она крепкая и выносливая. Среди всей группы обращал на себя внимание молодой белокурый красавец Андрис. Он носился по территории турбазы так, что только пятки сверкали, чем напрочь опровергал представление о латышах (и вообще о прибалтах) как о флегматичном народе. По профессии он был трубочист, окончил музыкальную школу по классу трубы, выращивал в относительно крупных масштабах цветы и продавал их (тогда это было в диковинку, перестройка еще не началась, и индивидуальная трудовая деятельность не поощрялась). Он меня спрашивал, почем цветы в Ленинграде, но из моих ответов понял, что возить их на продажу в Питер невыгодно. В действительности цветы в Риге и Вильнюсе гораздо дороже, чем тогда в Ленинграде.
Латыши заказали экскурсию в Коканд, кто-то из них не поехал, и я попросилась вместо этого человека. Коканд мне очень понравился, причем я обратила внимание на гораздо больше вещей, чем обычно, из-за дотошности латышей, вглядывавшихся во все детали и даже ощупывавших резьбу по дереву в Кокандском краеведческом музее.

кокандский краеведческий музей, бывший дворец кокандского правителя Худоярхана, середина 19 века.

Внутри дворца (музея)


-резные деревянные колонны во дворе Музея
- резные двери. Взято со страницы http://www.photo.renova.ru/blogs/3976/ . Написано, что это в Самарканде. Но вот такие двери, каждый раз разные и непохожие, в Коканде встроены в простых, обычных, казалось бы, домах, сплошь и ярдом. Идешь по Коканду как по музею деревянной резьбы и керамической мозаики. Это было незабываемо.
Из Шахимардана нашу группу всесоюзного маршрута повезли на экскурсию в Ош, самый южный город Узбекистана, находящийся на границе с Киргизией. Экскурсия оставила тягостное впечатление. Было жарко и неинтересно. Вспоминается что-то вроде
С болью я прочла при подготовке этого текста в Интернете, что Шахимардан – бывший курорт. Как бывший? Почему?
«В посёлке действовал климатический курорт с турбазами и домами отдыха; в окрестностях функционировал альпинистский лагерь, - узнала я из Википедии. - В 1998 году посёлок сильно пострадал от схода селевого потока, принёсшего разрушения и человеческие жертвы. В 1999 году вооруженные отряды Исламского движения Узбекистана предприняли попытку прорваться с территории Таджикистана через территорию Киргизии в узбекистанскую Ферганскую долину, но были остановлены киргизским спецназом. После этого узбекистанские власти заминировали горные участки границ, в том числе и вокруг Шахимардана, и ограничили доступ на территорию анклавов»
Печально, очень печально. Почему люди не могут жить в мире, ради любви и красоты? Почему они не могут жить в мире, ведь это даже финансово выгоднее! Не моей голове понять такое….
Последний день в Средней Азии был для нас самым насыщенным по впечатлениям. Обратный билет у нас был не из Ташкента, куда нас привезли вместе со всей группой, а из Самарканда, который мы, по совету папы моей ученицы, должны были осмотреть самостоятельно. Вся группа, прощаясь с нами, замирала от страха. А мы бодро помахали им ручкой и сели в поезд Ташкент-Самарканд. Ехать предстояло ночь, и мы рассчитывали, что выспимся и проснемся навстречу рассвету уже в Самарканде. Спать нам в плацкартном вагоне не пришлось, атмосфера была как-то не очень располагающая ко сну, и мы были рады выбраться на свежий воздух на вокзале Самарканда, где и встретили рассвет. Почему-то, чтобы добраться до города, нам надо было час или полтора ждать автобуса.
Мы решили не таскаться по городу с чемоданами, а отвезти их в аэропорт и сдать в камеру хранения, и затем стали прогуливаться по древнему городу, изобилующему красотами. Прогулка была спокойной, пока нас не заметила группа слишком энергичных, одетых по-восточному живописно, словом, весьма и весьма подозрительных личностей. Насколько мы поняли, они захотели вступить с нами в контакт, а так как мы не выразили по этому поводу большой радости, то вытащили ножи. Все это происходило посреди бела дня в центре города. Мы стали обращаться за помощью к прохожим, но они не выражали готовности ни защитить нас от хулиганов, ни дать вразумительный совет. Мы довольно бодро добежали до милиционера, и тот спрятал нас в отделение, объяснив, что это не хулиганы, а местные, довольно известные бандиты, поэтому не стоит рассчитывать на помощь горожан при столкновении с ними. Мы просидели в отделении около часу, нас напоили чаем, после чего милиционер сказал, что мы можем выйти. Мы вышли и, дойдя до площади Регистан, снова стали наслаждаться древними красотами.


Вдруг мы снова заметили наших преследователей, и даже обратили внимание на то, что они также заметили нас и резво к нам направились. Мы пустились наутек. На площади стояло несколько экскурсионных автобусов. Мы мчались мимо одного из них, как к нам подошел интеллигентный зеленоглазый мужчина лет 30 и спросил, что с нами. Мы объяснили, и он на ломаном русском языке - с известной долей элегичности - предложил нам вместе с его группой совершить экскурсию по Самарканду. Мы с радостью согласились, так как это был прекрасный способ оторваться от наших преследователей.
Вместе с группой грузинских туристов мы бесплатно совершили прекрасную автобусную прогулку по Самарканду, посетили могилу Тамерлана, узнали легенду о его погребении, и еще кучу разных интересных вещей.
-Мавзолей Гур-Эмир

- Некрополь Тимуридов. Шахи-Зинда

http://www.orexca.com/rus/virtual-uzbekistan.shtml - виртуальный тур по Самарканду
Грузины показались нам самой лучшей, самой выдержанной, воспитанной и интеллигентной нацией в мире.
После экскурсии мы посмотрели на часы и пошли на рынок покупать фрукты для Ленинграда. (Не могу не сказать несколько слов о среднеазиатских рынках. Главное – там царит идеальная чистота. Ну, и торговаться можно, даже нужно. Поэтому мы сходу стали учить цифры по-узбекски. До сих пор я помню, что полтора рубля – бир-ярем, а два с полтиной – икки-ярем). Так как при покупке большего количества фруктов можно было сторговаться на большую скидку, мы покупали то, что хотели, у одного продавца, а платил кто-то из нас один. А количество ягод, которые мы хотели купить, в каждом случае было разным. Поэтому после покупки всех фруктов мы остановились у пустого столика и стали делить их. Поделив, направились к троллейбусной остановке на аэропорт. Троллейбуса долго не было. Наконец, он пришел, и мы поехали. Ехали мы довольно долго, и все время посматривали на часы. Наконец, мы подошли к ехавшему сзади нас узбеку в летной форме и спросили его, успеем ли мы доехать до аэропорта, если наш самолет улетает в 19.00. Он посмотрел на часы и, покачивая головой, ответил – нет.
Мы с ним вышли из троллейбуса, и он стал ловить попутку. Приехав в аэропорт, мы побежали в камеру хранения, а он быстро направился к стойке регистрации. Регистрация на наш самолет уже закончилась. Нам подали отдельный трап и довезли по летному полю до уже закрытого самолета.
Если после этого кто-то скажет мне, что узбеки – не лучшая нация в мире, я буду иметь основание не согласиться.
Знакомство с латышской группой привело меня к мысли ехать поступать в консерваторию в Литву (в Риге в консерваторию принимали только с латышской пропиской). Таково было следствие поездки в Среднюю Азию.

Осталось добавить несколько слов о моей спутнице, так как успех поездки в немалой степени зависел от нашей с ней совместимости. Я уже упоминала, что мы были коллеги. Но ни на педсоветах, ни на концертах не встречались. Мы познакомились с ней только при подготовке к поездке. Я просто счастлива, что в результате мы с ней подружились. Трудно себе было представить более подходящего для меня спутника в столь долгом, изобилующем приключениями, путешествии. Спасибо тебе, Оля!
Tags: мемуары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments