in_es (in_es) wrote,
in_es
in_es

Category:

Несколько выставок в Русском музее. Брюллов

По возвращении в Израиль я почти месяц не могла прийти в себя, слишком интенсивной была моя культурная программа и слишком волнующими встречи с друзьями. Я съездила в Кронштадт, в Павловск, в Царское Село, побывала в Русском музее, в Академии Художеств, во дворе филфака университета, в музее Державина, на лекции об истории песни "Сидор Карпович" в институте истории искусств, в новом здании Мариинки на спектакле "Кармина Бурана", на концертах в филармонии и центральной публичной библиотеке, на спектакле учебного театра академии театрального искусства...
Теперь все это постепенно забывается, так как продолжают поступать новые впечатления: концерты израильского симфонического, лекции в музее диаспоры в Тель Авиве...
Поэтому хочется поспешить хотя бы вкратце напомнить самой себе, что же я успела увидеть.



В Русском музее я побывала на нескольких выставках. Там можно фотографировать только в залах с постоянной экспозицией, а на временных выставках - нет, поэтому что найду в инете, то и вставлю. (Эх, дочке пришлось повозиться, так как некоторые изображения являют собой при вставке черный квадрат, а другие "радикально красный цвет", я попросила ее отредактировать)
В-первых, в сентябре здесь проходила сенсационная выставка из десяти "новых" картин Карла Брюллова, о существовании которых до последнего времени не было известно даже специалистам. Картины предоставили для экспозиции частные коллекционеры, которые приобрели эти произведения на недавних зарубежных аукционах.
Это восемь портретов и два эскиза к многофигурным композициям.
Портреты: два автопортрета, портрет великой княгини Елены Павловны, Е.П. Гагариной с сыновьями, Стефании Витгенштейн, Эмилии Тимм ("Портрет женщины у фортепьяно"), Анатолия Николаевича Демидова и портрет аббата.
Эскизы: картины "Месса в соборе Санта Мария Маджоре по случаю возвращения в Рим папы Пия IX" и плафона для Исаакиевского собора "Взятие пророка Илии на небо".
Автопортрет 1849 года написан художником перед отъездом за границу. Копия эта выполнена с изменениями. Другой автопортрет напоминает эскиз к работе "Последний день Помпеи". "Портрет женщины у фортепиано", если это действительно Эмилия Тимм, показывает девушку необыкновенной красоты и страсти, совсем не похожую на приведенный портрет в http://www.liveinternet.ru/users/3244445/post225874623/. На этой странице также можно прочитать о личной жизни К. Брюллова и о причинах его скоропостижного развода, а также о женщине - музе и любви всей его жизни, которой Эмилия вовсе не была.

Фрагмент "Портрета женщины у фортепиано"



Наибольшее впечатление на меня произвел портрет Елены Павловны. Слева именно он, а справа - портрет Елены Павловны кисти, разумеется, К. Брюллова с сайта о ее деятельности в качестве основательницы Общины сестер милосердия, преобразовавшейся позже в Общество Красного Креста. Елена Павловна много и усердно занималась организацией медицинских учреждений, больниц и центров медицинской подготовки, в том числе педиатров и акушерок. Занималась она юридическими и социальными вопросами, в том числе реформой крепостного крестьянства (первой в России освободила крестьян своего имения в Полтавской губернии). По вопросам православия она в своих беседах ставила в тупик архиепископа и вообще отличалась беспримерной образованностью, прогрессивностью мышления и свободомыслием.
Михайловский дворец, в котором расположен Русский музей, - ее дом. Здесь проходили вечера – знаменитые «четверги», на которых обсуждались вопросы политики и культуры, литературные новинки, статьи Н.Г. Чернышевского и Б.Н. Чичерина в "Современнике", здесь читали статьи из революционного "Колокола". У нее бывали (и с ней дружили!) А.С. Пушкин, И.С. Тургенев, А. Г. Рубинштейн. Начальные классы консерватории открылись в её дворце в 1858 году, затем им нашли отдельное помещение. Она поддерживала художников А. Иванова, И. Айвазовского, хирурга Н. Пирогова, покровительствовала Академии наук, Университету, Вольному Экономическому обществу.

Датируется портрет великой княгини по черному цвету платья. Траур она могла носить в 1828 году по императрице Марии Федоровне, значит, полотно относится к этому периоду. Странно (мне), что два портрета живописуют великую княгиню не только в одном и том же платье (дважды позировала во время траура? возможно), но и с одной и той же прической и в одних и тех же украшениях.
Честно говоря, после романа Дины Рубиной "Белая голубка Кордовы" я не могу доверчиво относиться к вопросу о подлинности совершенно неизвестных ранее картин (о пяти из них еще недавно вообще было неизвестно). Понятно, что экспертиза проводилась серьезнейшая. Картины прекрасны, и это главное.
Мельком взглянуть на полотна можно в видеорепортажах http://tvkultura.ru/article/show/article_id/98324 и http://www.ntv.ru/novosti/650677/
После завершения выставки эти произведения вернутся в частные коллекции.
Tags: Санкт-Петербург, живопись
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments