Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

ирис

Отпуск-2021, или Как мы нервничали

В прошлом году по понятным причинам мы, как и большинство населения страны, в отпуск никуда не летали, и у меня накопилось гораздо больше выходных дней, чем обычно. Тем не менее, в начале лета пришел циркуляр не давать никому из нас этим летом длинных отпусков.
Однако у меня была уважительная причина: свадьба сына, отпуск на которую - длиною в три недели! - мне пообещали еще в прошлом году. Из-за непреодолимых бюрократических причин свадьба должна была состояться не в родном городе невесты, а в 160 км от него: в Венеции.
На свадьбу мы выделили три дня, а затем решили сразу оттуда махнуть в Литву и провести там две недели в обществе своих внуков. Таким образом сэкономить на полетах (3 перелета вместо 4), деньгах за перелеты и на самом отпуске: второй раз мне его уже не дали бы.
Таким образом, маршрут оказался сложнее, чем обычно. И так путешественники обыкновенно нервничают из-за предстоящей дороги, а тут еще на все наложился ковид. Сказать, что мы перенервничали, значит - ничего не сказать. Мы были просто в шоковом состоянии. При том, что я любитель приключений и в некотором роде пофигист, даже у моего здорового, измученного нарзаном организма начались нежелательные реакции.

Нервничали мы по многим причинам.
1.Collapse )

Тест в аэропорту имени Бен Гуриона
ирис

Литва и Сахаров

"Живи он, Россия не была бы там, где сейчас". Литва и Сахаров

Ирина Петерс

В пятницу исполняется сто лет со дня рождения ученого, общественного деятеля, диссидента и правозащитника, академика Андрея Сахарова. В то время как в Москве власти
"не согласовали" проведение посвященной ему выставки, в Вильнюсе к 100-летию Сахарова подобная выставка была организована. Кроме того, в столице Литвы прошла посвященная ему представительная международная конференция. В биографии Сахарова Литва и Вильнюс занимали особое место, потому что здесь он находился в особый момент своей жизни.

11 декабря 1975 года речь Андрея Сахарова, удостоенного Нобелевской премии мира, огласила в Осло его супруга Елена Боннэр. Самого ученого советские власти даже по такому исключительному случаю из страны не выпустили. Но лауреат не остался дома, а выбрал другое, очень для себя естественное решение. Он отправился в Вильнюс, где проходил суд над его соратником, правозащитником Сергеем Ковалевым, чтобы поддержать друга. Впрочем, дальше фойе здания Вильнюсского суда Сахарова не пустили спецслужбы. Однако тот приезд и общение с литовскими диссидентами имели огромное значение.


Collapse )
ирис

"Самая страшная ракета - ракета ненависти"

Палестина обогнала «Роскосмос» по количеству запущенных ракет за год.

Пока во всём мире из каждого запуска ракеты делают целое событие, Израиль с соседями за один день изменили понятие зрелищности!
Из анекдотов


В прошлом посте я опубликовала видео, присланное мне подругой. Она живет на краю города, перед пустырем, и ей было прекрасно видно, как тучей летят палестинские ракеты, сталкиваются с нашими защитными, а некоторые летят прямо по направлению к их дому.
Это видео я разослала всем свои родственникам и подругам в разные концы Земного шара. Вот какие были реакции, некоторые спустя день-два.
1. Ужас! Как вы?! (Чили)
2. А что это? (Питер)
3. Инесса, как вы там? У нас пишут всякие ужасы! Берегите себя! (Москва, Питер, Екатеринбург, Харьков, Запорожье, Каунас, США)
4. Это дроны, видимо? Где, в Израиле? У нас тоже было шоу дронов (Питер).
5. Стреляют, да? Но ведь у нас пишут, что у вас ничего страшного, пострадавших нет (Питер; к тому времени, к сожалению, было уже 8 погибших и несколько раненых)
6. У вас очень опасно. Если вы только сочтете нужным, немедленно приезжайте к нам и живите сколько хотите (Италия)
7. А у нас про вас пишут вот что (Вильнюс). И ссылка на большую статью на литовском языке какого-то профессора-арабиста, который объясняет, что евреи вот уже больше 70 лет постоянно отнимают у арабов земли, и те должны же как-то протестовать! А Европа, к сожалению, не дает должного отпора израильскому агрессору, так как, видите ли, ощущает чувство вины за Холокост.

Collapse )
ирис

Роберт Робинсон. "Черный о красных"

Книга (автобиография) чернокожего американца "Чёрный о красных: 44 года в Советском Союзе", попавшего в 1930 году как технический специалист в СССР и, в отличие от остальных сгинувших в 30-е годы иностранцев, выжившего и сбежавшего в 1974 году обратно в свободный мир, написана в 1987-1988 годах (русский перевод 2012).
Я прочитала ее в один присест по подсказке snow_alis, которую нашла в Дайджесте Наталии.
Книга написана упрощенным языком: предложения как бы нарочито краткие, но ясные, эмоционально и информативно насыщенные. Сюжет, сами понимаете, сплошь детективный: выжить иностранцу в эпоху сталинских чисток - для этого нужно было что-то особенное.
Сразу скажу, что ему помогли несколько факторов: жестокая школа выживания негра в Америке, когда всеми порами чувствуешь опасность, непоколебимая вера в Бога и... само Провидение, наверное. Ноосфера, так сказать. Или судьба... И отзывчивые русские люди.

Книга, во всяком случае, для меня, - делится на три части. Первая часть - рассказ о детстве, юности, начале карьеры фрезеровщика на заводе Форда в Америке и переезд в СССР. Первые главы об СССР занятны для нас: как в фильме Смирнова "Француз" советская действительность подается глазами иностранца, так и тут свежий взгляд афроамериканца, только это не близкий нам конец 50-х, а начало 30-х.
Эта часть невероятно эмоциональна и захватывающа, в ней много неожиданных деталей.
Вторая часть - выживание в условиях тотального контроля, голода, холода, чрезмерной работы, войны. Для нас все это известные вещи. Тем не менее здесь есть несколько пронзительных эпизодов, один из которых - слезы врача, увидевшего перед собой живой скелет после долгих лет хронического недоедания...
Третья часть, начиная с 1945 года - постоянные попытки уехать за границу. Вначале к умирающей матери, затем просто домой. Она также читается с сильно бьющимся сердцем, вплоть до момента, когда его, уже прошедшего все контрольно-пропускные пункты, вытаскивают из аэропортовского автобуса...

Collapse )
ирис

Об изменчивости человеческой природы

Я ещё не знал, как противоречива человеческая натура, не знал, что самым искренним людям свойственна поза, не знал, как низок может быть благородный человек и как добр отверженный. Теперь-то я знаю, что мелочность и широта, злоба и милосердие, ненависть и любовь легко уживаются в душе человека.
Сомерсет Моэм


Леонид Гозман: Мы перед программой с вами говорили, что имеет смысл делать съемный памятник на кронштейнах. Поставил – снял, поставил – снял.
Михаил Соколов: Тогда уж лучше сменную конструкцию, из постамента сначала один выползает, потом другой, потом третий.
Лубянский шум против Алексея Навального


С. Моэм говорит об одновременности противоположных этических свойств человеческой натуры: один и тот же человек в те или иные моменты жизни может проявлять "мелочность и широту", благородство и низость. Обозреватели Радио Свобода - об изменениях восприятия истории (и действительности) во времени. Я хочу привести два примера из моего окружения, как человек меняется во времени. Один пример печальный, изменение к худшему, другой - более радостный, когда произошло изменение к лучшему.

Collapse )

Collapse )
ирис

Непроза Мастера прозы

- Сережа? Я думала, что ты тоже не вернешься. Что это было, Сережа?
- Дина, это была чума. Всего лишь чума!
- Просто чума? А я-то думала...
Л.Улицкая. "Чума". 1978-2020


Помню, в каком восторге лет двадцать тому назад я была от книг Людмилы Улицкой - "Казус Кукоцкого", рассказов... Лучшей ее книгой я считаю "Медею и ее детей", хорош также "Зеленый шатер". Романы "Искренне ваш, Шурик" и "Лестница Якова" кажутся мне менее удачными, но прочитать их, безусловно стоит. "Веселые похороны" покоробили меня, но это тоже то, о чем можно говорить, думать, то, что производит впечатление.
Особняком в творчестве писательницы стоит роман-философский трактат "Даниэль Штайн, переводчик", поднимающий проблемы огромной важности и освещающий их в новом свете; с ним можно спорить, но главное - тут есть о чем спорить. Когда я его читала, я не могла не согласиться с автором буквально во всем...
Большой удачей Улицкой стала книга "Детство 45-53", в которой собраны рассказы очевидцев того времени. Они потрясают.
Новая книга - сборник неопубликованных ранее сценариев пьес и фильмов, перемежающийся воспоминаниями и рассуждениями автора, плюс несколько очень сильных рассказов об инвалидах войны.


Collapse )
ирис

Дмитрий Некрасов. О праве на собственное (абсолютно некомпетентное) мнение

Источник: https://www.kasparov.ru/material.php?id=6002C557C17C1
Пунктуация и орфография автора исправлены. Начало по ссылке, представляю вторую часть текста.

В 2017 году вышла книга профессора Йеля Тома Николса "Смерть экспертизы", в которой он подробно рассматривает проблематику, связанную с изменением отношения большинства населения развитых стран к экспертному (научному) знанию. На основании большого числа весьма убедительных примеров Николс констатирует, что в сравнении с первой половиной ХХ века сегодняшние американцы менее склонны считать мнение узких специалистов по теме более значимым, нежели свое собственное некомпетентное мнение по данной теме. С его точки зрения, в современном обществе происходит "агрессивное вытеснение экспертных суждений или традиционных знаний и замена их твердым убеждением, что каждое мнение по любому вопросу так же хорошо, как любое другое".

Collapse )
Андрей Болконский с Пьером могли поссориться из-за различий во взглядах, например, на роль якобинцев. Обменялись бы остроумными эпиграммами, стали более холодно кивать друг другу при встречах в светских салонах. Их крестьяне поссориться из-за якобинцев не могли. И не только потому, что не знали, кто такие якобинцы, но и потому что даже если бы им рассказали, сочли бы якобинцев "барским делом". Если бы какой-то опасный вольнодумец ввел бы в той России всеобщее избирательное право, то большинство крестьян (за вычетом пассионарных сумасшедших) голосовало бы за/против якобинцев ориентируясь на мнения барина, а не на собственные суждения о политической экономии.

Но уж если бы кто-то внушил крестьянам мысль, что их мнение о якобинцах ничем не хуже мнения князя Болконского (а что? такие же люди с "естественными правами", "добрые от природы" к тому ж), то ссориться по поводу якобинцев они стали бы совсем иначе нежели ссорились бы Андрей с Пьером. До драк, а то и большой крови.


Буза в деревне Перемилово. Дебаты. 2012. Художник Любаров

Если два столетия подряд внушать всем, что люди равны, вместо битья линейкой по рукам позволять в школе сидеть нога на ногу, вводить всеобщее избирательное право, провоцирующее политиков стремиться быть похожими на "массового избирателя", потакать населению во всем от некомпетентных экономических суждений до права хамить учителям, то не надо удивляться, что завтра боящиеся вышек 5G плоскоземельщики начнут убивать друг друга из-за различий в своих глубоких суждениях о новой монетарной политике.
Я у Средиземного моря

Израильские рождественские ёлки. Тель Авив-Яффо



Эта искусственная ёлка установлена в Яффо у примечательной Часовой башни. Когда-то здесь был въезд в старинный город Яффо. А сейчас оживленный перекресток. Мы быстренько, в последний день перед закрытием страны на карантин, сфотографировали ее со всех сторон, а потом подбежали к ней поближе, пробрались через заграждение и муж навел на меня объектив своего мобильного телефона... Тут из подъезжающей полицейской машины раздался голос по громкоговорителю: "Немедленно всем выйти из-за ограждения ёлки!" Народ не реагировал. Тогда один полицейский вышел из машины и направился к нам. Все бросились врассыпную.

Другую "ёлку" мы заприметили в бывшем немецком поселении Сарона, ныне - в центре Тель Авива. Там нарядили кипарис! И это прекрасно! Во-первых, он живой. Во-вторых, растет и не срублен, то есть дважды живой. И в третьих, это просто здорово!



И тут - тадам! Я хочу дать фотографию этого прекрасного кипариса, а мне пишут: Недостаточно свободного дискового пространства. Купить пакет услуг "Профессиональный" для увеличения дискового пространства.
Так что прощевайте, братцы!
Кто даст совет, чего делать, буду рада!